13:40 

Весеннее обострение: хард

Некто в маске с мабари
Название: Вечер тяжелого дня
Пейринг/Персонажи: Каллен / ж!Тревельян
Категория: гет
Жанр: романтика
Кинки: фемдом, шрамы
Рейтинг: NC-17
Размер: 997 слов
Предупреждения: нет
Примечание: автор нашел немного вдохновения в заявке "Каллен/ж!Инквизитор (Тревельян), кинк на шрамы", но предложенному сценарию не следовал.

Каллен ночует в покоях Эвелин гораздо реже, чем ему бы хотелось: работы по-прежнему очень много, и они не могут позволить себе бессонные ночи, неизбежные в одной постели. Но сегодня она попросила его прийти. Кто он, чтобы отказывать леди Инквизитору? Поднявшись по внутренней лестнице, Каллен находит Эвелин… за письменным столом. Одетая в скромную ночную рубашку, она шелестит разложенными перед ней документами с императорскими печатями. На стопке книг у её локтя лежит начатое письмо.

- Я скоро закончу, - она бросает на Каллена короткий взгляд и возвращается к документам, указав пером на дверь ванной. - В бочках осталась горячая вода.

Каллен кивает и закрывает за собой дверь каморки, превращённой в ванную комнату после того, как инженеры Гаци проложили вдоль стен Скайхолда трубы и установили в одном из подвалов механизмы, подающие наверх воду. Эвелин не в духе - видимо, суаре с цветом орлейской аристократии прошло не лучшим образом. Наполняя тесную медную ванну, Каллен думает, что с радостью выкинул бы из крепости напомаженных индюков. И наскоро намыливает голову.
Через четверть часа он заворачивается в плотный льняной халат и выходит в сумрак спальни.

В камине потрескивают поленья, на столе горит одна свеча. Эвелин всё ещё сражается с письмом императрице Селине, покрывая дорогую кремовую бумагу отрывистыми росчерками. Губы сжаты, на полированной столешнице чернеют свежие брызги чернил.
- Я могу что-нибудь?.. Что я могу сделать, - будь он проклят, если представляет, чем может помочь в партии, разыгрываемой по правилам Игры, но Каллену не нравится, как напряженно Эвелин хмурится, ставя свою подпись.
- Отправь в гостевые комнаты почётный эскорт из солдат, - говорит она, не поднимая глаз. - Нашим гостям по статусу положены апартаменты у водопада. Создатель, да на их масках - пудра с задницы Флорианы! - Эвелин вздыхает и наконец переводит взгляд на Каллена. И вдруг улыбается мягкой, загадочной улыбкой. - Впрочем, это подождёт.

Она присыпает оконченное письмо песком, закрывает чернильницу, задувает свечу. И подходит к нему, игриво балансируя на дорожке из лунного света. Плавным движением Эвелин распускает небрежный узел на поясе халата, и прикосновение прохладного воздуха к ещё горячей после ванны коже смешивается с жаром, нарастающим внутри. Каллен наклоняется, чтобы поцеловать её, но она прижимает палец к его губам.
- Кое-что ты всё-таки можешь сделать, - свободной рукой Эвелин раскрывает халат шире.
- Что угодно, - он касается её пальца языком, слизывая каплю чернил. Халат падает на пёстрый ковёр.
- Ложись, - тихо произносит она, и Каллен отступает к постели, послушно вытягиваясь на вышитом марчанском покрывале.

Эвелин не спешит присоединиться к нему. Она подбрасывает в камин ещё полено и поправляет кочергой угли, аккуратно расстёгивает пуговки у ворота, и только тогда ночная рубашка соскальзывает с её плеч, обнажая тело женщины, которая много путешествует и много сражается. Она забирается на кровать и садится на него верхом. Чуть выше паха, прижимая бёдра к его бокам и упираясь ладонями в плечи, когда Каллен пытается приподняться на локтях.

На его вопросительный взгляд Эвелин качает головой, и Каллен вновь откидывается на подушки. Она проводит ладонями вниз по его груди, наклоняется, чтобы легко коснуться губами шрама чуть правее сердца (ещё в Киркволле доспехи однажды пробил арбалетный болт). Руки Эвелин скользят ниже.
- Орлей… Ферелден… - она смотрит на Каллена из-под ресниц, её глаза темны. - Даже Марка. Они тянут меня из стороны в сторону, спорят ради спора, - руки на мгновение замирают внизу живота и возвращаются к плечам. От ногтей на коже проступают розовые полосы. - Морщатся на моё лидерство. От тебя я жду, - она целует его в ключицу, где белеет след от когтей тени, - другого… поведения.

Последние слова Эвелин шепчет, наклонившись к его губам, но вместо поцелуя она вдруг выпрямляется, заводит руку за спину и кончиками пальцев касается основания члена. Каллен втягивает воздух - от неожиданности, прикосновение остаётся нежным, - и усмехается, замечая, какой довольной выглядит Эвелин.
- Не шевелись, - произносит она одними губами.
- Как пожелает леди Инк… - усмешка исчезает, и предложение заканчивается прерывистым выдохом - Эвелин аккуратно пробегает пальцами по стволу, теперь прижимающемуся к её крестцу.

Она приподнимается - кожа на внутренней поверхности бёдер влажно блестит, - слегка подаётся назад. Проводит ладонью у себя между ног, обхватывает его и двигает рукой вверх - вниз. Мозоли на пальцах дразнят покрытую смазкой кожу. Сдерживая стон, Каллен вдавливает затылок в подушку. На шее и щеках даже в неверном свете камина заметны пятна румянца.
- Каллен, - выдыхает Эвелин и берёт его за подбородок другой рукой, заставляя снова посмотреть на неё. Он подчиняется, и она медленно опускает бёдра.

Она замирает, прежде чем начать двигаться, зажмурившись и выдохнув короткое «ах» - Каллен сминает покрывало в кулаках, глухой стон отдаётся дрожью у него в груди и шее, под её горячими ладонями. Эвелин задаёт ритм, и он движется вместе с ней, чуть отрывая бёдра от скрипящей постели. Её спина выгнута, волосы липнут к шее, капли пота собираются в ямочке между ключицами и скатываются по поднимающейся и опускающейся в такт вздохам груди. Не шевелиться - невыносимо. Когда Эвелин гладит свой живот и сжимает грудь в ладонях, Каллен почти рычит, а она хрипло смеётся.

За запястья Эвелин тянет его к себе, позволяя подняться. Каллен подхватывает её под ягодицы, а она скрещивает лодыжки у него за спиной. Они двигаются быстрее.
Поддерживая Эвелин одной рукой, другой он пересчитывает шрамы у неё на боку и спине, обводит пальцами напоминания о ранах, которые могли убить её. Посох венатори, варгест - на рёбрах, удар о требушет в Убежище - на лопатке. И она - живая, в его объятьях. Эвелин перехватывает его руку и направляет к своей груди. Он сжимает левый сосок, и она шепчет что-то - слова теряются в сбившемся дыхании, когда Каллен наклоняет голову и ловит губами правый.

Их движения становятся неровными. Рука Эвелин сжимается в мокрых волосах у него на затылке, оттягивая голову назад. Поцелуй почти грубый. Эвелин дрожит.

После нескольких резких толчков Каллен поднимает её, - на бёдрах остаются красноватые пятна, - и Эвелин накрывает его пульсирующий член ладонью; Каллен отвечает ей стоном, напоминающим всхлип. Сперма стекает с её тонких пальцев. Эвелин прикусывает верхнюю губу Каллена там, где начинается её любимый шрам, потом снова целует его, на этот раз совсем легко, и удовлетворённо улыбается.

Анон-скромник

@темы: отношения: гет, кинк: шрамы, кинк: фемдом, индивидуальное участие, Весеннее обострение, Dragon Age: Inquisition, персонаж: Каллен, персонаж: Тревельян, хард-тур

Комментарии
2016-03-16 в 14:31 

из пяти
Очень нежно и чувственно! Безумно понравилось и оставило после себя исключительно теплые чувства, хотя, как по мне, до хард-кинка все же не дотянуто.
Тем не менее работа прекрасна, с удовольствием перечитаю ее еще не один раз

2016-03-16 в 16:26 

Loreley Lee
Diamonds are a girl's best friend
Замечательный текст по ОТПшечке! Спасибо, Автор. Я тоже дрочу на шрам Каллена и мечтаю его облизать. Так что ты мне кинки погладил прям по-полной! :inlove:

2016-03-16 в 16:48 

Некто в маске с мабари
трепещет четыре платочка, спасибо за отзыв, очень приятно слышать, что работу хочется перечитывать. :heart: Что касается харда - это мой первый рейтинговый текст, написанный на публику, так что при описании многих сцен приходилось бить себя по рукам, чтобы избежать жезлов и писечек из одноразовых личных додавалок. :lol: Из-за этого получилось не так смело, как мне бы хотелось, но зато понятно, в каком направлении работать.

Loreley Lee, приумножить количество текстов по ОТП - святой долг пишущего отпшника. :vict: Автор рад стараться и ещё больше рад тому, что старания заходят.

2016-03-16 в 17:06 

Огонёк болотный
И покорится вся земля таким как ты, таким как я.
Спасибо за очень светлый и теплый текст.
И за то, что любимый кинк погладили. Ох уж эти шрамы! :heart: Хотелось бы их побольше, чтобы прям чувствовалось, что это кинк.
Но тем не менее - пять плточков из пяти :white:

2016-03-16 в 17:12 

Некто в маске с мабари
Огонёк болотный, спасибо! :dance2: Кинк на шрамы мне надо ещё прочувствовать, только начала проникаться им в процессе написания, но определённо ещё помозгую в этом направлении тоже.

2016-03-16 в 19:36 

Огонёк болотный
И покорится вся земля таким как ты, таким как я.
С удовольствием почитаю новые Ваши работы :shy:
Ну и в аватарку б поцеловала после деанона :dance2:

2016-03-16 в 19:45 

Некто в маске с мабари
Огонёк болотный, всенепременнейше подставлю аватаркины щеки. :attr:

2016-03-17 в 07:15 

Раэлла
Попытайся отнестись ко всему этому как к забавной истории (С) Туу Тикки
Нежно и чувственно - самая верная оценка, на мой взгляд) Очень приятный текст, спасибо вам!

2016-03-17 в 07:31 

Некто в маске с мабари
Раэлла, ответное спасибо. :love:

2016-03-20 в 08:59 

Хороший текст и, как мне кажется, весьма вхарактерный :red:

URL
2016-03-20 в 09:11 

Некто в маске с мабари
Гость, спасибо! :inlove:

2016-03-22 в 20:09 

механический братишка
Йаррис /// В доме было десять тысяч двеpей, но она выходила в окно ©
:heart: горячо, пять платочков! :heart:

2016-03-22 в 20:32 

Некто в маске с мабари
Йаррис, *автор рассыпался на миллион сердец* спасибо!

     

Вестник "Распутная Вдова"

главная