23:44 

Потёмновластелинствуем? Хард-кинк

Потёмновластелинствуем?





Название: Большие планы
Пейринг/Персонажи: м!Броска/Лелиана
Категория: гет
Жанр: политическая романтика, PWP
Кинки: разница в размерах, оральный секс, фингеринг, анальный секс
Рейтинг: NC-17
Размер: ~1700 слов
Предупреждение: осторожно, обсценная лексика!
Примечание: Таймлайн Инквизиции

Лелиана следила за бальным залом, небрежно опершись локтем на мраморный постамент с чьим-то пафосным бюстом. Ее шпионы в ливреях слуг разносили вино и закуски, смешавшись с целой армией чужих шпионов под таким же прикрытием. Ей приходилось делать вид, что она полностью контролирует обстановку, чтобы не провоцировать на глупости Инквизитора, обладавшего взрывным темпераментом. Тот и так с трудом воспринимал этот блестящий карнавал всерьез.

Лелиана невольно улыбнулась, припомнив, каких усилий им с Жози стоило убедить Адаара застегнуть на все пуговицы свой парадный мундир и держаться скромнее. Но невыносимое упрямство коссита ей все же импонировало, потому что напоминало о другом, столь же несносном упрямце. Трудиться над тал-васготом было сложно – словно непрерывно обтесывать крепкое сучковатое полено. И хотя работы было еще много, Лелиана была довольна уже случившимися изменениями.

А вот Стража ей изменить так и не удалось – у нее не нашлось ни инструментов, чтобы обрабатывать дикий гранит, ни сил, чтобы катить эту глыбу в нужном ей направлении.

Отвлеченные мысли не помешали Лелиане зафиксировать подозрительную деталь: служанка, меняя вазу с фруктами на ближайшем столике, чуть замешкалась, а потом, поймав устремленный на нее взгляд, поспешно удалилась, смешавшись с пестрой толпой. Из-под ножки вазы остался торчать уголок записки. Лелиана незаметно ее вытянула, намереваясь положить обратно, как только прочитает. «Гостивое крыло. 2 этаж. 3 дверь слева». Она быстро сунула бумажку за отворот рукава, шепнула Жозефине, что должна отлучиться, и быстро зашагала по коридору. Сердце стучало сумасшедше, как в юности.

Подойдя к нужной двери, она прислушалась, сжимая на всякий случай стилет, припрятанный в рукаве, и осторожно толкнула створку. За ней обнаружилось небольшое подсобное помещение без окон, заставленное ящиками и коробками. Лелиана скользнула внутрь, аккуратно прикрыв за собой дверь, и прижалась к стене, давая глазам привыкнуть к темноте. Но эта предосторожность не сработала – нападение все же застало ее врасплох. Чужое тело сбило с ног, навалилось сверху немалым весом. Рука с оружием оказалась заломленной за спину, а горло зафиксировано надежным борцовским захватом. Лелиана инстинктивно дернулась, а потом расслабила напрягшиеся мышцы:

– Здравствуй, милый.

– Сильван тебя дери во все дырки! Какого сраного нага ты приперлась одна? – Броска и не думал ее отпускать. – Бессмертная что ли?

– Я знала, что это ты, – она усмехнулась и неловко провела подбородком по его руке. – Твой почерк и стиль ни с чем не перепутать, Фарен.

– Дурища! – проворчал он, но захват ослабил. – Не делай так. Если тебя прирежут, мне придется шароебиться по Тедасу и искать этих скотоложцев, вместо того, чтобы замутить что-нить дельное.

– Я тоже рада, что мы все-таки встретились. – Лелиана тихо рассмеялась. – Может, обнимемся более традиционным способом?

– Тоже мне, любительница традиций, – Фарен добродушно чмокнул ее в ухо, отпустил шею и перевернул на спину. Подняться на ноги не предложил, предпочтя валяться рядом с ней на полу. Его всегда немного сердило, когда она смотрела на него сверху вниз. По его мнению, это было недоразумением, ведь в их отношениях всегда вел именно он.

Лелиана пригладила его жесткие, как звериная шерсть, непривычно обросшие вихры.

– Седеешь, – заметила она.

– Пришлось. Если помнишь, всякие беспредельщики мои планы запихали нагу под хвост. Бегаю с горящей жопой, разные дыры затыкаю. Почище, чем твой рогатый – разрывы, – хмыкнул Броска. – Кстати о жопах. Сидячая работа тебе на пользу пошла. Одобряю. Самый сок.

Лелиана возмущенно фыркнула.

– Да ладно, чего шипеть-то? А косситу твоему я как-нибудь рога пообломаю, – заключил он и сел на нее верхом.

– Неужели ревнуешь? – она на секунду зажмурилась, ощутив его долгожданную тяжесть, и игриво повела бедрами.

– Он на тебя пялится! – Фарен засопел, как рассерженный бык. – А у него вроде с Искательницей шашни. Страсть как желаю оторвать ему дурацкую башку! Ибо не хрен!

Угроза в его устах никогда не была пустой, и Лелиана встревожилась:

– Чем он тебе не угодил, душа моя? По твоим полям он не топтался, да я и не пустила бы. А благодаря ему твой маленький лириумный бизнес процветает еще больше.

– Вот не надо вот этого вот, – Броска поморщился. – Нашла простачка. Думаешь, я не понял, почему ты заставила своего дылду выбрать храмовников? Армию себе прикармливаешь. Прикармливай на здоровье, только по сторонам поглядывать не забывай.

– Хочешь сказать, у меня есть враги? – спросила Лелиана невинно, положила руки ему на бедра и принялась их поглаживать.

Броска наклонился, посмотрев на нее в упор.

– Неужели настолько отвыкла от меня? Или просто заигралась в свои игры? Я сказал ровно то, что собирался. Остальное – дело твое, Лелиана.

Ее всегда немного потряхивало, когда Фарен начинал изъясняться высоким штилем. Как правило, это означало, что дело плохо. А уж когда он называл ее «Лелианой»…

– Милый, давай по порядку, – проворковала она, и ее ладони начали массировать его пах. – Я вся – внимание!

Она подтвердила слова делом, распустив его пояс.

– Вивьен набирает тут себе неплохой бандос. Я и мои ребята из Хартии уже слегка обосрали ей малину. – Броска сменил гнев на милость, ухмыльнулся и одобрительно на ней поерзал. – Но работы – шахта не копанная. Умеет она без мыла… В общем, я тут подзадержусь, пособлю, ну и ты ушами не хлопай. Не то твоей прекрасной заднице Солнечного трона не видать.

– Про Вивьен я знаю. Однако за помощь спасибо. За мной должок. – Плоть под ее умелыми касаниями начала твердеть. – Но при чем тут Адаар?

– Затем, что он прислушивается к этой ведьме. – Между делом, Броска расстегнул на ней мундир, обнажая грудь с крупными, обведенными темными ореолами сосками. – Макни ее мордой в говно, и поскорее, пока она не заделалась его подружайкой. И главное. В Адаманте творится такая срань тримандаблядская, из-за Зова этого, что кабы не Архи, я тоже скакал бы баран бараном. Ребятки наши совсем очумели, - его руки начали жадно лапать открывшуюся красоту, будто он и не спускал своего пыла на охочих до этого дела девиц в своих странствиях. — Кларель горячится, как шлюха на сковородке, — жарко продолжал он. — А когда горячится Командор Серых, да еще и маг крови в придачу – жди пиздеца. Пик Солдата помнишь? Вдобавок, там еще какой-то хер с горы их с панталыку сбивает. – Он наклонился, втянул в рот один из отвердевших сосков и приласкал его языком, вырвав довольных вздох. Потом поднял голову. – Что за тип – по моим каналам пробить не получилось. Но наверняка очередной венатори. Так о чем я. — Он снова оказался на ней верхом, крепко удерживая ее бедра своими. — Парнишка твой туда сунется – пусть действует по обстановке. Не неженка, небось, разберется. Но чтоб репутацию нам поганить не смел, понятно? Иначе я очень, очень расстроюсь.

– Что ты, сердце мое, разве я допущу, чтобы кто-то тебя огорчал? – промурлыкала Лелиана. – Это ужасно неблагодарно, глупо и опасно.

Она извлекла из штанов его напрягшийся член, начала ритмично водить по нему рукой, и они оба замолчали, полностью поглощенные процессом.

Фарен завел руку за спину и положил горячую ладонь на промежность Лелианы. Его пальцы задвигались в такт ее собственным движениям, надавливая на чувствительную плоть сквозь штаны, теребя и вызывая внутри жаркий отклик.

– Кажется, разговоры о политике стали лишними? – спросила она томным голосом.

– Кажется, кто-то слишком много болтает, – хрипло отозвался Броска. – Кажется, этому кому-то нечем занять рот?

И он приподнялся на коленях, позволив ей выбраться и встать на четвереньки к нему лицом. Лелиана положила руки ему на бедра и принялась ласкать языком крупную головку и яички, целуя, размазывая по тяжелой плоти слюну, жмурясь и постанывая от удовольствия. Фарен запустил пальцы ей в волосы, поглаживая и мягко направляя. Когда она, наконец, полностью вобрала его ставший совсем каменным член, Броска глухо зарычал, задвигался резче, нетерпеливо входя в ее жаркий податливый рот. А потом заскрипел зубами, ощутив, что еще немного – и он не сдержится, и отстранил ее от себя. Лелиана жадно облизнулась, поглядела на него затуманенными желанием глазами, и почти не заметила, как он рывком поднял ее на ноги, усадил на ближайший ящик, чтобы избавить от одежды, а потом поставил спиной к себе – в их любимую позицию, уравнивающую разницу в росте.

Он наклонил ее вперед, раздвинул ноги, просунул между ними жесткую ладонь. Пальцы грубо надавили на ее плоть и проникли внутрь. Лелиана приглушенно охнула, невольно подавшись бедрами навстречу. Броска двигал ладонью, второй рукой одобрительно оглаживая ее спину и ягодицы. Они оба наслаждались отчетливо разносящимися в тишине звуками: развратными, полными похоти – влажным хлюпаньем и томными стонами.

Лелиана кусала губы, вцепившись в крепко сбитые доски, и только шире расставляла ноги, открывшись навстречу чужому движению. Пальцы входили все глубже, все быстрее, пока ее не скрутило в судорогах удовольствия. Лелиана прогнулась еще ниже, застонала глухо и хрипло.

Фарен провел рукой между ее ягодиц и нащупал пальцем точку ануса. Медленно ввел его внутрь, пощекотав изнутри, поелозил туда-сюда, словно проверяя готовность. Направил член в ее промежность, собирая смазку и вызвав новый приступ томной дрожи. А потом крепко обхватил бедра и с глухим рычанием вогнал член в ее зад. Лелиана сдавленно вскрикнула и скользнула рукой себе между ног, ощущая там, в глубине, за тонкой перегородкой, его могучие толчки. Тело плавилось в волнах горячечного удовольствия. Она яростно двигала пальцами, помогая Фарену довести себя до почти невыносимого блаженства.

Они кончили одновременно. Лелиана сквозь собственные гасящие сознание судороги ощутила, как изнутри ее наполняет горячая влага, и закусила руку, чтобы не закричать в полный голос. Броска захрипел и впился зубами в основание ее шеи, яростно вколачиваясь последними толчками.

А потом Лелиана обессилено привалилась к ящику, а Фарен обнял ее, положив голову ей на плечо.

– И все-таки, задница у тебя – полный отпад, – нарушил он молчание немного погодя. – Вот только не надо искать на нее приключений.

Она грустно усмехнулась, проводя ладонью по его волосам:

– Ты сам говорил: «Приключения – это когда какая-то сволочь нарушает твой тщательно составленный план, и тебе срочно приходится придумывать новый». Когда идешь к власти, враги находят тебя сами. А с ними и приключения.

– Ага, – ехидно согласился он. – И это значит, что крайне фиговые у тебя планы.

– И кто мне это говорит? – вернула колкость Лелиана. – Тот, кто сам сидит в приключениях по самые гланды?

Броска хохотнул.

– Не было бы этой сраной Корифеи, сидел бы уже в Вейсхаупте! А ты – на Золотом троне. Ну да ладно. Разгребем это дерьмо, посидим еще… Пора нам, золотко. А то и тебя хватятся, и меня. А мне еще с представителем зятька поговорить надо. Там у них два клана поцапались, и из-за этого цены на сталь взлетели. Надо мордой натыкать, а то ишь, нашли время.

Фарен поцеловал ее в губы нежно, почти целомудренно, словно не было между ними только что разнузданной животной страсти. Они помогли друг другу привести в порядок одежду, критически осмотрели результат, а потом плюнули и снова обнялись, сминая тщательно расправленные складки.

– Выжди пять минут, а потом выходи, – велел Броска. – И смотри, не вздумай помереть, пока я делом занят!

Лелиана улыбнулась и поцеловала его в макушку, вызвав возмущенное ворчание.

– Хорошо, милый. Только и ты, будь добр, выживи. У меня на тебя в будущем большие планы.





Название: А Варрик дазнт ноу
Пейринг/Персонажи: м!Хоук/Индунна
Категория: гет
Жанр: политический стеб, PWP
Кинки: доминирование, порка, секс с посторонними предметами, анальный секс, надругательство над святынями
Рейтинг: R
Размер: ~1500 слов
Предупреждение 1: Хоук снизу, обсценная лексика.
Предупреждение 2: Не бечено

Даже ночью в Скайходе бурлила жизнь. На стенах, бряцая оружием и изредка перекрикиваясь, скучали дозорные. В темных уголках обжимались молоденькие служанки и солдаты. Временами их уединение нарушала несуразная фигура в широкополой шляпе, что появлялась из ниоткуда и исчезала в никуда. В таверне допивали эль припозднившиеся гуляки.

Среди них был и Хоук. Настроение у Защитника в последние месяцы стабильно держалось на отметке «пасмурно». Он целыми днями томился от безделья, просиживая штаны в «Приюте Вестника», и наливался не особо вкусным пойлом. Зато делал это регулярно и обильно. Поход в Крествуд все откладывался, Варрик крутился возле Инквизитора, набирая материал на новую книгу, и Гаррет отчаянно скучал, вспоминая веселые деньки в Киркволле и менее веселое, но более полезное сидение в кресле Наместника.

– Все, идите спать, орлы, – решительно заявил Кабо, хлопнув по стойке ладонью. – Не знаю, как у вас, а у меня с утра много дел. Хотелось бы отдохнуть.

Три собутыльника Гаррета недовольно заворчали и побрели в сторону выхода, даже не оглянувшись в его сторону. Хоук скрипнул зубами, с грохотом отодвинул сапогом табурет и зашагал на улицу. Выпитое туманило голову, но вместо того, чтобы веселить, вгоняло в еще большую тоску. Он не просто терял здесь время. Он терял его на редкость бездарно.

Ноги за каким-то демоном понесли его в сад. Поплутав в темноте среди кустов и пару раз протоптавшись по клумбе, он разлегся на скамеечке и душераздирающе вздохнул.

– Что-то наш Защитник совсем расклеился, – раздался над ним смутно знакомый женский голос.

Хоук подпрыгнул, и тут же пожалел об этом, едва не брякнувшись на землю.

– Твою же ж мать, святая сестра! – воскликнул он с чувством.

Женщина мелодично рассмеялась, и Гаррет ее узнал.

– Идунна? – он медленно сполз со скамьи. – Наглости тебе не занимать. Что ты тут делаешь?

Та вздернула бровь:

– Груб, как и всегда, брат мой. В это непростое время нужно держаться ближе к тем, кто вершит судьбу мира. А после того, как твой друг разнес Киркволл, начать все с нуля стало намного проще.

Гаррет, пошатываясь, подошел к ней.

– Неплохо выглядишь, – заключил он, беспардонно оглядев ее с головы до ног.

– Жаль, не могу сказать того же о тебе, – она ощупала его глазами еще более непристойно. – Много пьешь, мало двигаешься. Я бы добавила: слишком много думаешь и слишком часто себя обвиняешь. Я права?

– Ах ты, ведьма… – только и смог ответить Хоук, глядя в надменные серые глаза.

– Святая сестра, – поправила его Идунна. – А знаешь, я могла бы тебе помочь взбодриться. По старой дружбе.

Она положила руку на его промежность и слегка сжала.

– Идем со мной, - сказала она. — Ты пожалеешь, но тебе понравится.

Гаррету это уже начинало нравиться.

– От такого предложения грех отказываться, – похабно усмехнулся он и облизнул губы.

Идунна кивнула, словно ничего иного не ждала, развернулась и повела его к крылу, в котором размещались святые сестры.

Ее комната оказалась просторной, но скудно обставленной. Зато здесь горело множество свечей, а в углу стояла каменная статуя Андрасте в полный человеческий рост. Идунна заперла дверь на засов, а потом повернулась к Хоуку и сказала, снимая тиару:

– Я сделаю так, что ты выйдешь отсюда совсем другим человеком, Гаррет. Но для этого ты должен принять мое условие. Если ты не соглашаешься – мы прощаемся. – Идунна многозначительно помолчала. А потом глянула так, что бросило в жар. – Итак, мое условие – полное подчинение. Ты выполнишь любой мой приказ и не смеешь делать ничего, кроме того, что я тебе разрешу.

Хоук нервно дернул глазом – его инстинкты прямо-таки вопили о каком-то подвохе.

– Хм. Ни один из твоих клиентов на тебя не жаловался… Из тех, что выжили, – с пьяной задумчивостью рассудил он, придирчиво разглядывая ее сиськи.

Под церковными тряпками они казались по-прежнему аппетитными, а он был слишком пьян и возбужден. Фантазия уже понеслась безудержным галопом, рисуя картины одну завлекательнее другой. С одной стороны, перед ним стояла ведьма, практикующая магию крови. С другой – это была невероятно привлекательная ведьма! С третьей… Впрочем, ему хватало того, что он смертельно хотел ее трахнуть.

– Я согласен, – кивнул Хоук.

Бывшая Диковинка Востока встала напротив и снова смерила его оценивающим взглядом.

– Раздевайся, – велела она. Голос у Идунны был холодным и властным.

Глаза Гаррета блудливо сверкнули, он поспешно скинул одежду, оставшись в одном белье.

– Полностью.

Хоук помедлил, но подчинился, а потом сделал шаг ей навстречу. И тут его плечи обожгло хлестким ударом. Гаррет, резко трезвея, вскинул на нее глаза и обнаружил в руках Идунны тяжелый хлыст.

– Кажется, ты забыл правила, – она неторопливо подошла к нему и пнула по голени тяжелым ботинком. – На колени.

Гаррет, сам от себя не ожидая, упал, больно приложившись о каменный пол. Идунна уперлась коленом ему в грудь и накинула петлю хлыста на шею, притягивая к себе и заставляя поднять лицо.

– Не разочаровывай меня.

В глазах Хоука появился огонек осознания – на что он подписался, и дикое, безудержное любопытство. Губы растянулись в немного безумной ухмылке.

– Слушаюсь, моя госпожа, – хрипло выдохнул он.

Жесткая пощечина заставила его голову дернуться.

– Я не разрешала тебе разговаривать, раб. Придется научить тебя подчинению.

Идунна толкнула его ногой, и Гаррет оказался лежащим на спине. Мимо скользнул край жреческого одеяния, слегка задев по ногам, а потом на его грудь упал странный предмет, более всего напоминавший намордник.

– Надень. За стеной спят сестры. Было бы непристойно перебудить их твоими воплями.

Хоук озадаченно покрутил в руках эту штуку и все же сообразил, каким выступом она вставляется в рот и как застегивается на затылке. Он перевел взгляд на жрицу и внезапно подумал о том, что, кажется, даже пальцы Изабелы в его заднице проигрывали тому, что ожидало его здесь.

И надел маску.

Идунна провела пальцами по креплениям ремешков и одобрительно похлопала Хоука по плечу пока еще свернутым хлыстом.

– Хорошо. А теперь – вставай на четвереньки.

Гаррет подчинился. Тяжелое навершие хлыста прошлось по его спине, заставив, мышцы вздрогнуть и напрячься. Скользнуло к ягодицам, спустилось к ложбинке между, слегка подразнило в промежности, заставив поджаться яички, и тут же исчезло. Хоук шумно выдохнул и сильнее прикусил кляп, чувствуя, как по крови разносится азарт вперемежку с восторгом и возбуждением. Он приготовился, но первый удар все равно оказался неожиданным. Боль ошпарила ягодицы, вынудив его дернуться и мотнуть головой. Второй удар вырвал стон. А потом они посыпались на его бедра и зад один за другим, не позволяя ни перевести дыхание, ни успеть приготовиться к новой порции боли. Кожа горела, мысли в голове путались, а член торчал, как ебаный ориентир в Свистящих Пустошах.

Индунна остановилась перед ним, подняв рукоятью хлыста его лицо, оценила лихорадочно блестящие глаза, и улыбнулась, затягивая кожаные наручники на запястьях.

– Поднимайся.

Его развернули лицом в ту сторону, откуда на них смотрела статуя Пророчицы, и ткнули промеж лопаток, принуждая двигаться.

– Обними ее, – приказала Индунна, и Хоук, восторженно замычав, закинул связанные руки на шею Андрасте. Холодный камень, к которому прижался его член, немного поумерил восторги, а рука Индунны в жирной смазке, которую он ощутил промеж ягодиц, заставила вытаращить от неожиданности глаза. Он неловко завернул шею, чтобы разглядеть творящееся позади, но очередной болезненный тычок заставил отказаться от этой идеи.

Твердое холодное навершие раздвинуло его ягодицы, прижавшись к туго сжатому анусу. Хоук дернулся и прислонился пылающим лбом к камню, пытаясь заставить себя расслабиться. Подобного опыта у него не было, если не считать шаловливых пальчиков Изабелы, но, похоже, заикаться об этом сейчас было поздновато.

– Будет немного больно. Сначала, – донесся до него бесстрастный голос, усыпляя бдительность. А потом Гаррет мучительно застонал, впившись зубами в кляп. Потому что рукоять сраного хлыста внутри была гораздо больше, чем казалась снаружи. Его флаг безвольно поник… Вернее, поник бы, если бы умелая рука не скользнула по опавшему стволу, буквально несколькими сильными движениями возвращая ему былую стойкость. Гаррет несколько раз шумно вздохнул, осваиваясь с новыми, абсолютно непривычными ощущениями. Внутри тянуло и растягивало, перед глазами плыли пятна, ему хотелось материться, но кляп мешал. Индунна не трогала хлыст, позволяя Хоуку свыкнуться с его размерами, наглаживала член и яички, массировала пальцами чувствительное местечко за ними, посылая по телу разряды мучительного удовольствия.

Гладкая рукоять медленно двинулась внутри, и Хоук повел бедрами, неосознанно расставляя шире ноги, чтобы стало немного легче принимать эту штуковину. Боль почти отступила, оставив странное тягучее, нарастающее напряжение.

Индунна начала набирать темп, орудуя хлыстом. А Хоук смотрел в одухотворенные глаза каменной Андрасте и меланхолично думал о том, что это самый возвышенный трах в его жизни. Но хорошо, что об этом никогда не узнает Варрик…

А с другой стороны – его имела в задницу святая сестра, бывшая проститутка и по-прежнему маг крови. Кажется, его жизнь снова начинала входить в привычную колею.

Удовольствие нахлынуло неожиданно и неотвратимо, как взрыв бомбы. Навершие проехалось изнутри как-то по-особенному приятно, сильные пальцы в это же время крепко стиснули его член, и Гаррет не выдержал. Дернулся, вжимаясь в камень, и заляпал белесыми потеками складки мантии Пророчицы.

Индунна мягко вытянула из него хлыст и откинула его за ненадобностью на пол. Опустила ладони на его бедра, успокаивающе поглаживая, и потянулась губами к уху.

– Мне кажется, мы неплохо сработались, мой друг. Знаешь, а я ведь могу похлопотать, чтобы тебе вернули кресло Наместника. А ты… – она легонько куснула его за мочку, – Ты сможешь договориться с новой Верховной Жрицей по поводу пустующего кресла Владычицы Киркволльской церкви. Два кресла, два трона… Понимаешь о чем я?

Ее ладонь погладила его по ягодице.

– Если надумаешь, найди меня.

Замок на наручниках щелкнул, а затем Гаррет услышал шаги и звук захлопнувшейся двери. В голове все еще плавал туман, мысли путались, немилосердно саднило в заду, а по телу гуляла приятная истома. И он определенно чувствовал себя другим человеком.

Однако Хоука все-таки не оставляло ощущение некой подставы. Он слегка потряс затекшими руками и вынул кляп. А потом до него дошло.

– Ах, ты ж сучка! – выругался он. – Я же забыл ее трахнуть...

Похоже, следующей встречи было не миновать.




@темы: персонаж: Идунна, персонаж: Герой_Ферелдена, отношения: гет, кинк: фингеринг, кинк: секс с использованием посторонних предметов, кинк: разница_в_размерах, кинк: порка, кинк: оральный_секс, кинк: доминирование, кинк: анальный секс, кинк: pwp, Потемновластелинствуем?, Весеннее обострение, Dragon Age: другое, персонаж: Лелиана, персонаж: Хоук, хард-тур

Комментарии
2016-03-17 в 12:30 

из пяти
Чудесная выкладка, очень понавились оба текста, Фарен Броска и Лелиана - вообще зайчики!

2016-03-17 в 13:38 

Потёмновластелинствуем?
трепещет пять платочков, Уиии! :crzjump: Мы рады, что вам понравилось! спасибо :heart:

2016-03-17 в 16:18 

А с другой стороны – его имела в задницу святая сестра, бывшая проститутка и по-прежнему маг крови. Кажется, его жизнь снова начинала входить в привычную колею.
Спасибо, насмешили! :lol::lol::lol:
Вот что значит подвид протагониста "Хоук обыкновенный, приключенец где надо и не стоит" :hah:

URL
2016-03-17 в 16:38 

Потёмновластелинствуем?
Гость, Спасибо! Мы очень довольны, что сумели вас порадовать ;-)

2016-03-20 в 10:05 

Обе работы хороши, но вторая - прекрасна, как рассвет :love:
Восхитительно, спасибо! :hlop::hlop::hlop:

URL
2016-03-20 в 14:10 

Потёмновластелинствуем?
Гость, вам спасибо! :crazylove: Авторы упоролись сами и рады хорошей компании))

2016-03-22 в 17:12 

Индунна начала набирать темп, орудуя хлыстом. А Хоук смотрел в одухотворенные глаза каменной Андрасте и меланхолично думал о том, что это самый возвышенный трах в его жизни.
:lol:

Автору: :hlop:

URL
2016-03-22 в 17:43 

Потёмновластелинствуем?
Гость, Шпасибы! :-D:-D:-D Пропозитивились вместе с вами))))

     

Вестник "Распутная Вдова"

главная