23:44 

Потёмновластелинствуем? Экстрим-кинк

Потёмновластелинствуем?





Название: Ход твоей мысли
Пейринг/Персонажи: Алистер Тейрин/ж!Кусланд/ОЖП
Категория: гет
Жанр: политический PWP
Кинки: трисом, селфцест
Рейтинг: R
Размер: ~1 100


Элисса ворвалась его кабинет целеустремленно, как брошенное копье. Алистер, едва увидев воинственное лицо жены, быстро перебрал в уме события последних дней, понял, что сердиться на него не за что, и осторожно поинтересовался:

– Что-то случилось, радость моя?

Она обогнула массивный стол, уселась напротив, прямо на полированную столешницу, и спросила напористо:

– Ты мне доверяешь?

В последний раз, когда она задала ему этот вопрос, Алистеру пришлось ехать в Орлей в сопровождении эрла Тегана и целый месяц выносить неописуемые мучения на официальных приемах. Однако страдал он действительно не зря – благодаря подписанным там соглашениям Ферелдену удалось укрепить свои политические позиции и даже выйти из экономического кризиса.

А в предпоследний раз она предварила этой же фразой предложение переспать с Морриган. И это действительно спасло жизнь им обоим. Поэтому Алистер ответил, не раздумывая:

– Конечно!

Элисса победно улыбнулась и пересела на подлокотник кресла.

– Нам нужен наследник.

Алистер озадаченно почесал подбородок. Вообще-то эта тема всегда была для них очень болезненной. Особенно после того, как Элисса выяснила, что магия Авернуса здесь бессильна. И если она пришла и говорит об этом так весело, значит, у нее готов очередной безумный план.

– И кого я должен ради этого убить?

Он и сам не понял – всерьез это ляпнул или в шутку. Но брови королевы изумленно взлетели вверх, она крепко сжала его руку:

– Милый, я тебя обожаю! Слава Создателю, никого убивать не нужно. Как раз наоборот. – Элисса провела его ладонью от своей груди до промежности, он понял, что королева снова щеголяет без белья, и не сразу осознал то, что она сказала после:

– У меня детей быть не может, и я с этим почти смирилась. Но у тебя-то шансы есть.

Алистер открыл было рот, снова его закрыл, глянул на жену с подозрением и уточнил:

– Ты сейчас – что? Предложила мне завести любовницу?

– Я тебе больше скажу: я уже подобрала подходящую, – Элисса откровенно наслаждалась его недоумением, а потом вскочила: – Идем, я вас познакомлю!

Такого восторга в ее глазах он не видел даже тогда, когда она возилась со щенками своего Пса. Все еще не веря в реальность происходящего, Алистер встал из-за стола и протянул с сомнением:

– Ну, пойдем…

Дорогу до их покоев Элисса преодолела едва ли ни вприпрыжку, но на пороге спальни пропустила его вперед. Алистер сделал шаг и замер.

На пуфике у огромного трехстворчатого зеркала сидела вторая Элисса. Он вздрогнул и невольно обернулся. Первая за его спиной улыбалась с таким торжеством, что Алистеру на мгновение стало нехорошо. Нет, он безумно любил и уважал свою жену, но две Элиссы – это как-то чересчур.

Девушка у зеркала поднялась ему навстречу и склонилась в церемонном поклоне. Ее волосы были уложены вокруг головы красивой короной. Такой же, какую любила носить королева. А мягкие складки платья не скрывали движений тренированного воина.

Алистер справился со ступором и подошел к ней:

– Добрый вечер, миледи.

– Рада приветствовать вас, Ваше Величество.

Сто демонов ему в зад! И голос был точь в точь!

Элисса тоже вошла в спальню.

– Это Элла, – она по-хозяйски обняла ее за талию. – Я почти два года потратила, чтобы ее найти.

– Она твоя родственница? – Алистер все никак не мог прийти в себя, переводя взгляд с одного лица на другое.

– Да нет же. Это магия крови, глупый. Хотя, мы с ней и до изменения были весьма похожи, – буднично пояснила Элисса.

Она провела тыльной стороной ладони по лицу своего двойника: с непонятной гордостью, нежно и очень собственнически.

– Посмотри на нее, милый! Разве она не совершенство? Широкие бедра, крупный бюст – она просто обязана выносить здорового ребенка. – Ладонь Элиссы скользнула со щеки на шею, медленно поползла по плечу, сжала крепкую грудь. – Она старшая в семье, но у нее четверо родных братьев – все здоровые и умные. Да она и сама далеко не дурочка, так ведь, дорогая? Я пожаловала ей звание фрейлины. К тому же Элла – дочь рыцаря и знает, с какой стороны держать меч. – Рука уверенно спустилась ниже, задела лобок, легла на бедро, огладила ягодицы. – Думаю, она вполне способна заменять меня во дворце на время моих отлучек.

Алистер следил за движениями жены и с трудом воспринимал, что она говорит, только ощущал вожделение в ее голосе. Его бросало в жар от этой странной картины – Элисса, любовно ласкающая свое отражение. Нет, он всегда знал, что она от себя без ума, но чтобы получить вот такое наглядное доказательство... Хотя, чего уж там, картина определенно была завлекательной.

Элисса кинула на него лукавый взгляд:

– Видишь, Элла, ему нравится. – Та понимающе усмехнулась. – Повернись спиной.

Фрейлина послушно развернулась, наклонила голову. Пальцы королевы вынули шпильки из ее прически, уронив тяжелые косы на грудь, ласково пробежались вдоль шеи, а потом быстро и ловко прогулялись по крючкам до самой поясницы, расстегивая их. Снова скользнули по плечам, освобождая их от одежды. Она приникла губами к ее коже, потерлась грудью о спину и томно вздохнула. Элла ответила похожим вздохом и поощрительно погладила бедро королевы. Элисса залезла ей под юбку, лаская ноги, повозилась, стягивая белье. А потом оглянулась на мужа. Ее глаза горели безуминкой.

– Не знал, что тебе нравятся девушки, – только и смог пробормотать он.

В его голове оглушительно стучали молоточки, а штанах давно стало ужасно тесно и жарко. Эта выходка жены, определенно, превосходила все, что она вытворяла в постели до этого. А фантазия у нее всегда была, что надо.

– Элла – особенная, – промурлыкала Элисса и стянула с нее платье вместе с нижней рубахой, являя его взгляду совершенную, лишенную шрамов кожу.

Она толкнула фрейлину в сторону кровати. Та упала на постель и призывно облизнула губы, бросив косой взгляд на Алистера. Элисса дернула свой ворот, с треском отрывая застежки, нетерпеливо стянула одежду через голову и опустилась перед Эллой на пол. В глазах королевы горело восхищение. Фрейлина ответила ей взглядом нежным и обожающим.

Руки Элиссы медленно прошлись по изгибам чужого обнаженного тела, так похожего на ее, и сразу же – по своему, словно сравнивая плоть наощупь. Она потянулась губами к груди девушки, втянула сосок, издав блаженное мычание. Алистер сам едва удержал стон, наблюдая за ними, его кисть против воли устремилась к паху. Да чья это любовница, в конце-то концов?! Его или ее?

А потом ладони Элиссы скользнули на бедра девушки, бесстыдно их развели, пальцы пробежались по внутренней поверхности, одна рука скользнула между ног двойника, а другая потянулась к себе. Элла выгнулась и застонала. Алистер испытал что-то вроде укола ревности – как будто кто-то без него начал играть с его подарком. Элисса словно почувствовала это.

– Милый, – позвала она хрипло. – Какого демона ты там стоишь?

А действительно, какого? И он шагнул к ним, нетерпеливо обрывая по дороге пуговицы с камзола и путаясь в завязках на штанах. Дамы поспешили ему на помощь, сноровисто освободили от одежды и повисли с двух сторон, роняя на постель. Алистер не мог понять, что заводит его больше – жаркие прикосновения, которых стало в два раза больше, или ласки, которые они дарили друг другу. Он уже запутался – кто из них кто. Четыре руки безошибочно находили самые чувствительные точки на его теле, два языка, прикасающиеся к его члену с двух сторон, заставляли его тело содрогаться в спазмах удовольствия. Они нанизывались на него по очереди, одинаково умело работая стенками влагалища, доводя его этим до полного исступления, но задерживаясь на самом пике, чтобы продлить удовольствие. Ему не требовалось идти вразнос, поддерживая в них огонь – они отлично справлялись с этим сами.

Это был лучший секс в его жизни. Едва придя в себя от бурного оргазма, Алистер в изнеможении раскинул руки. Его плечи с двух сторон придавили две головы.

– Милые, вы просто чудо, – еле вымолвил он. – Но Элисса, умоляю – если тебе вдруг взбредет в голову создать моего двойника – предупреди меня заблаговременно.

– Твоего двойника? – Королева приподнялась на локте. – Мне нравится ход твоей мысли!

И Алистер в который раз проклял свой длинный язык.







Название: Не имеет значения
Пейринг/Персонажи: Фергюс, м!Кусланд/Натаниэль Хоу
Категория: слэш
Жанр: политический ангст
Кинки: насилие, изнасилование, хейт
Рейтинг: R
Размер: ~ 2200
Предупреждение 1: м! – значит «мудак»; немного обсценной лексики
Предупреждение 2: не бечено

Письмо от тейрна Хайевера не стало для Натаниэля неожиданностью, как и приглашение в замок. Он знал, о чем пойдет разговор – когда он вытащил Фергюса из неприятностей, тот явственно дал понять, что не оставит его помощь без награды.

Не сказать, что Натаниэлю нужна была благодарность Кусланда – спасая его, он не думал о том, кому помогает. Просто делал то, что считал правильным. Но теперь он не мог так просто отказаться от официального приглашения тейрна. Проклятая политика связывала его по рукам и ногам как человека, достаточно известного, чтобы его слова и действия были на виду и слуху у всех заинтересованных. Помимо того, что он был Серым Стражем, по определению далеким от политики, Хоу был еще и подчиненным Героя Ферелдена, выжри тому скверна мозги и печень. И состоял в его ближнем кругу, что не позволяло просто плюнуть на приглашение.

Фергюс принял Натаниэля в своем кабинете – просторном, жарко натопленном, с развешенными по каменным стенам знаменами и пляшущими от огня камина тенями по углам. Окна были затянуты тяжелыми расшитыми занавесями. И хотя Хоу знал, что там, за ними, сгущается вечерняя мгла, ощущение отрезанности от окружающего мира неприятно давило на плечи.

Но неприятностей от Фергюса Натаниэль все-таки не ждал. Несмотря на свою неприязнь к Кусландам, он прекрасно понимал, что нынешний тейрн Хайевера далек от мыслей о мести, и не только благодарность была этому причиной. Фергюс был благороден и прям, всегда был таким, насколько помнил Натаниэль. Весь в отца. В отличие от своего младшего брата – безбашенного ублюдка и мудака, по которому веревка плакала, как по их деду-пирату. И который по странной прихоти судьбы стал Героем Ферелдена. Вот с кем рядом Натаниэль никогда не чувствовал себя в безопасности. Даже простого спокойствия не ощущал.

Айдана здесь не было, но по спине все равно гулял холодок. Натаниэль постарался избавиться от непонятной тревоги – верно, все дело было в том, что он находился сейчас в самом сердце владений Кусландов, будь они неладны. Именно это и беспокоило – слишком много неприятного в его жизни было связано с их именем.

Однако Фергюс был искренне рад его видеть. Хоу умел чувствовать такие вещи шкурой, иначе вряд ли дожил бы до этих не самых светлых, но и не самых худших дней.

– Я рад, что ты принял мое приглашение, Натаниэль, – Фергюс предложил ему вина, как только они расселись в креслах. Дрогнула, расходясь кругами, жидкость в тяжелых кубках, опустившихся на твердую поверхность дубового стола.

Натаниэль мотнул головой, отказываясь.

– Я должен буду отбыть в ближайшее время, тейрн Кусланд. – Сколько бы времени ни прошло, какие бы ниточки между ними ни протянулись после пресловутого спасения, как бы Фергюс ни пытался восстановить былые товарищеские отношения, Натаниэль никак не мог себя заставить снова называть его по имени. Пойти на сближение и принять дружбу, которую тот предлагал.

И не только в смерти их родителей было дело.

– Жаль. Я надеялся, ты задержишься у нас ненадолго. – Фергюс поскучнел, но настаивать не стал. – Сейчас самый сезон охоты на вепрей. Я помню, мальчишками мы мечтали, когда нас допустят до этого развлечения. Но потом тебя отправили в Вольную Марку, и нам так и не удалось завалить вместе ни одного секача.

Натаниэль дернул губой в пародии на улыбку. Тяжело было находиться здесь, в этом замке, в этом кабинете, с человеком, который пытался изменить настоящее, сделав вид, что прошлого не существует. Или что оно не имеет значения. Оно и не имело – Натаниэль слишком хорошо понимал жизнь, чтобы лелеять обиду или жажду мести. Во всяком случае, эта страница его истории давно канула в небытие: вместо нее были написаны другие. И хорошо, что Фергюс не подозревал об их существовании. Все-таки, он был неплохим человеком.

Почему-то оказалось тяжело вдохнуть. Натаниэль потянулся пальцами к воротнику, ослабляя его, чтобы тот не давил на горло. Попытки Фергюса общаться с ним на равных делали только хуже, растравляли давно выгоревшую внутри горечь. Натаниэль не привык бежать от настоящего, и потому слишком хорошо ощущал пропасть, что разделяла их теперь. Победитель и побежденный, владетельный тейрн и бездомный, лишенный земель и титулов бродяга, против воли ставший Серым Стражем.

Впрочем, об этом Фергюс тоже не мог знать. Менее удушающим его благородство от этого, конечно же, не становилось.

Он по-своему истолковал молчание Натаниэля.

– Похоже, мой брат совсем вас загонял. Ты просто с ног валишься от усталости, как я посмотрю. Я велел приготовить комнаты, чтобы ты смог отдохнуть. Тебя проводят, а завтра мы, наконец, сможем поговорить.

Натаниэль поднялся, едва удержав на лице спокойное выражение. Стены давили, и он понимал, что не желает оставаться в родовом гнезде Кусландов ни единым мгновением дольше, чем необходимо.

– Прошу прощения, тейрн. Но я не смогу задержаться на всю ночь. У меня действительно есть дела, которые не требуют отлагательств. Поэтому, – он чуть поклонился, – давайте покончим с формальностями. Я знаю, что вы пригласили меня сюда, чтобы выразить вашу признательность за помощь на тракте. Давайте будем считать, что вы ее уже выразили, и разойдемся на этом. Мне не нужны какие-либо дары за действия, которые я считаю естественными. – Он развернулся, чтобы покинуть кабинет, а потом и замок. Его миссия здесь была завершена, приличия соблюдены, и теперь он мог уехать с чистой совестью.

– Постой, – окликнул его Фергюс. Он не замечал, или старательно делал вид, что не замечает нежелания Натаниэля соглашаться на предложенную для общения дистанцию. – Все-таки я хочу, чтобы ты кое-что принял.

Он откинул крышку с тяжелого ларца, в котором обычно хранились важные документы, и вытащил несколько гербовых листов. Обернувшись, Натаниэль разглядел оттиски королевских печатей на исписанных страницах.

– Несмотря на то, что на наших семьях лежит кровь, я не храню к тебе ненависти. Уверен, как и мой брат.

Натаниэль едва заметно дернул плечом, но промолчал, терпеливо ожидая продолжения.

– Мне всегда было жаль, что тебя лишили всех земель, принадлежавших твоей семье. Ты не отвечал за действия твоего отца.

– Это не имеет значения, – сухо ответил Натаниэль. – За любое преступление должно следовать справедливое наказание. И если страдают дети виновных – это лишь усиливает воздействие карательных мер.

– Прячешься за определениями, да? – негромко обронил Фергюс. И тут же, не давая времени закрыться, защититься от внезапной проницательности, продолжил, возвращаясь к теме. – Я долго думал, чем тебе можно помочь. Молчи, – резко оборвал он гневно вскинувшегося Натаниэля. Тот прищурил глаза и сложил на груди руки, давая понять, что слушает, только подчиняясь приказу – и то потому, что вынужден соблюдать приличия. И это тоже злило Фергюса – вот непрошибаемый лоб. Совсем ведь как Айдан. До того тоже не достучишься, если он вобьет себе в голову какую-нибудь идею-фикс.

Он продолжил:

– Я мало что могу сделать для тебя: деньги или драгоценности тебе не нужны. Да ты их и не примешь. Имя семьи ты очистишь сам – уже это делаешь. А вот земли твоему роду нужны. Без них ваше имя – пустой звук.

Натаниэль стиснул кулаки так, что стало больно.

– Но вот мой брат – может. Он и нашел решение.

Натаниэль почувствовал, как его окатило горячей волной. В горле вспух вязкий ком, а перед глазами заплясали багровые мушки.

– Твой брат. Нашел. Решение, – медленно и раздельно повторил он. Ярость хлестнула через край, впившись удавкой в горло, и совершенно перекрыла дыхание. – Говори, – сухо лязгнул он, совершенно забыв, что собирался держать расстояние, и не заметив, как перешел на «ты», словно в старые времена. – Я внимательно тебя слушаю.

Фергюс нахмурился, уловив перемену настроения, бросил внимательный взгляд, и все же продолжил. Четко выговаривая каждое слово, словно зачитывая приговор осужденному.

– Он предложил пожаловать тебе во владение часть Амарантайна, приграничную с Хайевером. Надел небольшой, но вполне достаточный, чтобы считаться баннорном…
Алое, жаркое, нерассуждающее плеснуло внутри, затопив сознание ненавистью и болезненными вспышками памяти…

…Сильные руки, болезненный захват на шее, горящие лютой, бешеной злобой глаза. И собственная противная слабость, не позволявшая сопротивляться чужой выламывающей силе.

Он сам его спровоцировал – своей ненавистью, ядовитыми выпадами и вызовом, звучавшем в каждом слове. Вызовом безумцу и, как сейчас понимал Натаниэль, одержимому. Человеку, сгоравшему в собственном яростном пламени. Он помнил, как обжигал его гнев, хлеставший из пришедшего в темницу Башни Бдения Серого Стража.

– Легли под орлесианцев, говоришь? – хрипло выплевывал тот. – Заслужили смерти, предатели? – шипел, швыряя об стену ослабевшего за время заключения и не способного оказать достойного сопротивления, как и удержать за зубами языка, Натаниэля. – Я вобью твои слова тебе обратно в глотку, Хоу.

Натаниэлю следовало бы замолчать, заткнуться, скорчиться на грязном каменном полу, закрывая руками живот и голову, чтобы не вызывать на себя чужую ярость. Но он не мог остановиться, словно его горячая ненависть нашла свой отклик в другом человеке, зацепилась за него и больше не могла свернуться в кольцо, разворачиваясь все дальше и больше, вызывая ответную волну – еще жарче, еще сильнее.

Когда очередной удар вышиб из него дух, он не мог больше сопротивляться. Сильные руки перевернули его на живот, вздернув к верху бедра, и сознание опалило раскаленным добела стыдом, когда чужая плоть безжалостно вбилась в его нутро. Он даже понимал это действо, не разумом – инстинктом: животное, неподконтрольное, требующее беспрекословного подчинения. Даже боли не было – она утонула в ненависти, беспомощности и удушающем беспощадном ритме, с которым вколачивался в него Айдан. Натаниэль мог только впиваться зубами в собственное предплечье, чтобы заглушать стоны, удерживать которые не было никаких сил.

Ферелдену, а может, и всему Тедасу невероятно повезло, что Айдан Кусланд не был магом. Хотя, не факт… Говорят, что маги просто ярче полыхают, чем простые смертные. Айдан полыхал так, что глазам было больно. И из-за Завесы за ним наверняка пристально следила не одна пара алчных голодных глаз.

Когда Айдан оставил растерзанное тело, приподнимаясь над ним на руках, в голосе его звучала все еще неудовлетворенная ярость:

– Знаешь, Хоу, я не позволю тебе так просто от меня отделаться. Я воспользуюсь правом призыва и сделаю тебя Серым Стражем. – Он склонился над полубеспамятным Натаниэлем, шепча прямо в ухо. – Когда-то мне не оставили выбора, кроме как идти этим путем. Ты знаешь, кто в этом виноват. И я заставлю тебя заплатить за это вместо твоего отца…

Натаниэля захлестнула старая, неизбытая и все еще горячая ярость. Он бросился вперед, вытягивая руку, и ухватил Фергюса за воротник, притягивая к себе через стол.

– Баннорн, значит, – выплюнул он. – Брат твой решил пожаловать мне…

Фергюс не сопротивлялся, но и не отвечал, глядя в бешенные темные глаза Хоу.

– Подачку? Или контрибуцию? Что он еще выдумал, чтобы унизить меня? Мне не нужны его земли. Ничего от него не нужно. Слышишь?!

Кто-то обхватил Натаниэля сзади, оттаскивая от Фергюса.

– Тише, Нат, мой брат ни при чем. Я просто попросил его выполнить мою просьбу.

Натаниэль развернулся в кольце цепких рук и встретился с пронзительным, по-прежнему пробирающим насквозь, и, на этот раз, очень внимательным взглядом. И с размаху ударил кулаком по знакомой физиономии, отшвыривая Айдана от себя.

– Что это? Ты меня за шлюху свою держишь, что ли? – прошипел он, с ненавистью глядя на младшего Кусланда. – Решил откупиться? Или это снова твои игры? Я ничего не возьму у тебя. Не надейся даже.

Айдан провел ладонью, стирая кровь, проступившую на разбитых губах, и с каким-то восхищением уставился на Натаниэля. Облизнулся, ухмыляясь, как безумный.
– Возьмешь, Нат, – без малейших сомнений в голосе пообещал он. – Как миленький возьмешь. – И протянул к нему руку, поправляя расстегнутый ворот рубахи, за которым, как бешеная, билась горячая жилка. – Не ради себя – ради своих. У тебя ведь племянник есть, если я не ошибаюсь? И другая родня. Как ты им в глаза смотреть будешь, если от такого подарка откажешься?

Натаниэль одарил его нечитаемым взглядом и молча вышел, даже не хлопнув за собой дверью. Тихо прикрыв ее, как человек, абсолютно и бескомпромиссно владеющий собой.

Айдан, не мигая, смотрел на него, пока тот не скрылся за дверью.

– Что это было, Айдан? – подал голос, молчавший до тех пор Фергюс.

Айдан не ответил, досадливо дернув плечом.

– Мне кажется, или ты снова наломал дров?

Фергюс подошел к нему, развернув к себе, и едва не отшатнулся, напоровшись на выражение его лица, словно на заградительные копья против конницы. И свел брови.

– Что бы здесь ни произошло, Айдан, я не желаю, чтобы ты впутывал меня в свои сомнительные игры. И я бы попросил избавить от них Натаниэля. Он не тот человек, кто убил наших родителей. Я надеюсь, это ты понимаешь.

– Понимаю, – легко согласился Айдан. – Это он не понимает, что игры давно закончились.

Фергюс помолчал, внимательно вглядываясь в своего младшего брата. Предательство Рендона Хоу и Мор изменили его – и он уже не мог сказать, что знал или понимал его. Иногда Айдан его пугал. А иногда казался растерянным мальчишкой. Вот как сейчас.

Фергюс вздохнул.

– Если ты что-то натворил и решил извиниться таким оригинальным способом, то это было худшее из твоих решений. Остается радоваться, что когда дела не касаются твоих личных интересов, ты действуешь куда разумнее и дальновиднее.

Айдан легкомысленно махнул рукой и улыбнулся.

– Если ты будешь идти на поводу у своих порывов, тебе никогда не стать серьезной политической фигурой, как ты планировал, – снова попытался донести до него крупицы здравомыслия Фергюс. Вот только его не оставляло ощущение, что он говорил все впустую, что слова его отлетали рикошетом от чего-то чуждого и холодного. Глядящего на него глазами его младшего брата.

– Не волнуйся, Фергюс. – ответил Айдан и направился к выходу. – У меня все под контролем.

– Оставь Натаниэля в покое, – крикнул ему вслед Фергюс, уже понимая, что это бесполезно.

Айдан, не оглянувшись, махнул ему на прощание рукой:

– Всенепременно, – пообещал он, – Как только Нат сам этого захочет.

Дверь захлопнулась, а Фергюсу показалось, будто он разом постарел на пару десятков лет.






@темы: экстрим-тур, персонаж: Фергюс_Кусланд, персонаж: Натаниэль_Хоу, персонаж: Кусланд, персонаж: Алистер, отношения: слеш, отношения: гет, кинк: насилие, кинк: изнасилование, кинк: ангст, кинк: treesome, кинк: pwp, кинк: dark, Потемновластелинствуем?, Весеннее обострение, Dragon Age Origins + Awakening

Комментарии
2016-03-21 в 01:06 

KiraStain
Believe Because Absurd
Уже сказала вам спасибо в джрк, но тут скажу ещё раз!) прочитала с удовольствием, добра вам, жду деанона!)

2016-03-21 в 01:34 

Потёмновластелинствуем?
KiraStain, мы обмазались вашими словами полностью, урчим и катаемся клубочком! :rotate: Спасибо вам огромное :red:

2016-03-22 в 01:14 

из пяти
"Ход твоей мысли" Прямо-таки гоячо!
Спасибо вам за Алистера, который не инфантильный мудак и не поехавший идиот а совершенно нормальный человек. Это просто праздник какой-то. :heart:
И Элисса такая... чуточку сумасшедшая, что придает пикантности ситуации.

"Не имеет значения" Политический джен, не горячий но интересный.
Понравилось, как выписаны отношения между присутствующими в повествовании героями. Даже не знаю, кто больше )))
А еще почему-то подумал, что вино было отравлено :-D

Спасибо команде!

2016-03-22 в 04:46 

Потёмновластелинствуем?
трепещет пять платочков, спасибо вам большое! :heart: :heart::heart: Просто счастливы, что сумели порадовать))

2016-03-22 в 17:46 

Потёмновластелинствуем?
трепещет пять платочков "Не имеет значения" Политический джен, не горячий но интересный. Понравилось, как выписаны отношения между присутствующими в повествовании героями. Даже не знаю, кто больше ))) А еще почему-то подумал, что вино было отравлено :-D

Вам спасибо, автор вдруг как-то хорошо погладился :rotate::heart: Оно не совсем про кинк случилось, это правда хотя.. там еще поглядим)) А идея с вином - интересна :smirk: Правда, Натаниэль не оставил ни единого шанса узнать - а был ли там мальчик и кто того мальчика... х))

2016-03-22 в 20:04 

Алистер и в самом деле :heart: Спасибо за него такого! :beg:
Ну и вся работа хороша!

И вторая тоже понравилась всем, кроме Фергюса, хотя слеш не курю. Но очень уж интересно про ферелденские высокосветсвие терки почитать)))

Спасибо, команда!

URL
2016-03-22 в 20:25 

Потёмновластелинствуем?
Авторы довольно мурчат и радуются во весь рост)) Спасибо, дорогой Гость! Прижимаем ваш отзыв к сердцу, как дорогой подарок :flower:
*застенчиво* Только, можно, мы все-таки спросим? А что не так с Фергюсом?

2016-03-22 в 20:29 

Только, можно, мы все-таки спросим? А что не так с Фергюсом?
Ага. Я вам потом в аватарку расскажу :secret:

URL
2016-03-22 в 20:32 

Потёмновластелинствуем?
Гость, Здорово! Будем очень рады пообщаться!

   

Вестник "Распутная Вдова"

главная