21:11 

Первый тур: безразличие

crossitoverteam
Безобоснуйно, но факт







Название: Леди Бойл
Пейринг/Персонажи: Гаспар де Шалон/Вивьен Бойл/НЖП
Кроссовер: Dishonored
Категория: фемслэш, гет
Жанр: PWP
Кинки: белая кожа, андрогинность, вселенная Dishonored
Рейтинг: R
Размер: ~1000 слов


— На сей раз вы превзошли сами себя, моя дорогая Вивьен! Не зря же считается, что нет ничего более роскошного и изысканного, чем ваши приемы.

Вивьен улыбается, слегка приподнимая уголки полных губ. Чуть надменно, чуть загадочно. Той самой знаменитой «Улыбкой леди Бойл», которая удостоилась кисти самого Соколова.

Она принимает Лорда-регента в своем будуаре — смежной со спальней комнате, посетить которую довелось лишь избранным: самым богатым, самым могущественным мужчинам Империи. Герцог де Шалон, не без ее помощи, относится и к тем, и к другим.

Вивьен нарочито неспешно оглаживает камни бриллиантового колье — между прочим подарка герцога — так прекрасно контрастирующего с ее шоколадной кожей. Гаспар неотрывно следит за ее движениями. За тем, как она медленными, волнующими прикосновениями ласкает самый крупный из бриллиантов, уютно лежащий в ложбинке между грудей. В его глазах Вивьен видит только лишь похоть. Впрочем, это ей совершенно безразлично. Их союз основан на взаимной выгоде. Этого более чем достаточно.

— Вы уладили дела с поставками меди, герцог? — спрашивает она, присаживаясь на кушетку напротив. Полы золотистого шелкового халата распахиваются, обнажая стройную ногу.

Всем известно, что любимые цвета леди Бойл — белый и золотой.

Гаспар кивает. То, что удалось застать врасплох того тивианца, разомлевшего от алкоголя и ласк специально нанятой шлюхи, — несомненно, заслуга Вивьен.

— Да, моя дорогая, благодаря вам. Не устаю поражаться вашей проницательности. Не иначе, сам Чужой одарил вас ею, — Гаспар подмигивает и сам хохочет над своей шуткой.

Вивьен бархатно смеется вместе с ним. Чужой одарил ее значительно большим, чем просто проницательность, но Лорду-регенту об этом знать не полагается.

— У меня есть для вас подарок, — посерьезнев, говорит он.

Она вопросительно приподнимает бровь, ожидая очередной сафьяновый футляр с драгоценностями, но тут Гаспар сбивает ее с толку: он вскакивает и быстро идет к двери. Спустя пару мгновений, он вталкивает внутрь высокую, закутанную в тяжелый плащ фигуру.

Вивьен заинтригована и чуточку раздосадована таким самоуправством.

— Ну же, милая леди, не хотите ли взглянуть?

Она снимает капюшон с головы фигуры и удивленно распахивает глаза: белые короткие волосы, белая, лишенная пигмента кожа. Стоящее перед ней потустороннее существо, кажется, лишено пола. Его немного вытянутое лицо может запросто принадлежать и юноше, и девушке.

Вивьен возбужденно прикусывает губу, нетерпеливо срывает плащ со своего подарка. Девушка. Рослая, с мальчишески плоской грудью, почти совсем лишенная растительности на теле — виден только светлый пушок на лобке. Вивьен обходит ее кругом, разглядывает, не решаясь притронуться к этому снежному великолепию. Соски ее твердеют, а внизу живота становится горячо и мокро.

Девушка не шевелится — стоит, напряженно вытянувшись. У нее узкие ляжки, крупные ладони и стопы. Она восхитительно несуразна.

Не удержавшись, Вивьен все-таки кладет руки ей на плечи и почти стонет от того, как смотрится ее темная кожа на фоне мраморной белизны. Она избавляется от халата, встает напротив девушки. Пышногрудая, широкобедрая Вивьен — воплощенная женственность. И абсолютная противоположность этой странной девушке, больше похожей на бесполого призрака.

Позади слышится сдавленный вздох. Гаспар пожирает взглядом их обеих, его брюки красноречиво топорщатся в паху.

Вивьен подается вперед, трогает кончиком языка маленький сосок, обводит ареолу. Девушка вздрагивает и тихо стонет. Вивьен нежна с ней, она гладит, облизывает, пробует на вкус каждый дюйм этого неземного существа. Опускается на колени, прижимается щекой к бледному животу в то время, как ее руки раздвигают длинные ноги девушки. Смазка так обильно покрывает внутреннюю сторону бедер, что оба пальца без труда проникают внутрь. Девушка вскрикивает от удовольствия, непроизвольно двигается навстречу. Сама Вивьен постанывает, запустив руку себе между ног. Она близка к разрядке, но все же останавливается.

— Ложись, цветик мой, — хрипло приказывает она.

Девушка опускается прямо на пушистый ковер и широко раздвигает ноги. Вивьен ложится сверху, целует ее, исследует каждый уголок ее рта, гладит шею, ключицы, грудь. Внезапно она чувствует, как кто-то крепко хватает ее за ягодицы, приподнимая. Гаспар устраивается сзади, трется вздыбленным членом о ее промежность.

Он мучительно нетороплив.

Вивьен извивается, пытается сильнее насаживаться на его член, но Лорд-регент безразличен к ее желаниям, он непреклонно держит нужный ему ритм. Все, что ей остается — с удвоенным усердием ласкать свой белоснежный подарок. Вивьен сосет и лижет, вытянув язык, чтобы он проникал как можно глубже. Девушка в который раз конвульсивно дергается и кричит. Вивьен тут же накрывает волной оргазма вместе с ней, она тоже кричит, уткнувшись носом в влажные от смазки и слюны светлые волоски.

Ее и дальше скручивает судорогами наслаждения, пока Гаспар с механической размеренностью продолжает фрикции. И вот, наконец, он выходит из нее. По бедру Вивьен стекают теплые капли его спермы, а на ковре рядом с коленом расплывается влажное пятно.

Она переворачивается на спину, потягивается, как кошка, глядя на то, как герцог спокойно приводит в порядок свою одежду. Она не стесняется наготы, знает, что на белом ковре ее шоколадная кожа сияет и неизменно притягивает взгляд. Гаспар тычет девушку-альбиноса носком сапога, швыряет ей плащ и грубо выталкивает за дверь. Вивьен довольно жмурится, гладит себя по груди и животу — она удовлетворена, а на все остальное ей плевать.

— Где вы нашли это чудо, дорогой Гаспар?

— В «Золотой кошке». Она из новеньких. — Герцог садится в кресло, расправляет миниатюрное желтое перо на лацкане сюртука и неспешно раскуривает сигару. — Говорят, ее за долги продал кто-то из моряков. Можете оставить ее себе. Или вернуть в купальни. Как пожелаете.

Вивьен равнодушно пожимает плечами.

— Я подумаю. Кстати, о купальнях. Вам не кажется, что «Золотая кошка» все же не самое подобающее место для дочери императрицы? Мой дом...

— Пендлтоны присмотрят за девчонкой. Селина слишком ее разбаловала, ей следует посмотреть на то, какой бывает жизнь на самом деле. Не волнуйтесь об этом, дорогая, и готовьтесь к следующему приему. Вы ведь задумали маскарад? Уверен, он всем нам запомнится надолго.





Название: Время
Пейринг/Персонажи: Аваллак'х/Митал
Кроссовер: «Ведьмак» (серия книг А. Сапковского)
Категория: гет
Жанр: PWP, джен
Кинки: односторонний юст
Рейтинг: R
Размер: ~1000 слов


Аваллак'х почти завернул за угол, когда до него донеслись возбужденные голоса. Эти голоса ему были хорошо знакомы.

— Нет! Народу не нужна очередная война, Эльгарнан. Нас слишком мало, мы увязнем в ней.

Он остановился, прильнув к тяжелой мраморной глыбе барельефа. В последнее время споры Знающей Митал и ее супруга становились все более непримиримыми, смущая и тех, кто должен был последовать за ними в новый мир, и тех, кто оставался.

— Много ли ты понимаешь в войнах! Тот мир наполнен Силой до краев. Мы придем и возьмем ее! А потом, — Эльгарнан понизил голос, — мы откроем Большие Врата. Мы дадим Народу Ольх новый дом. Ты и я.

Воровато осмотревшись по сторонам, Аваллак'х осторожно выглянул из-за угла. Его наставница сидела на высохшем стволе дерева — Белый Хлад еще не добрался сюда, но растения почему-то уже начали умирать, — неестественно выпрямившись, во всей ее позе чувствовалось напряжение. Эльгарнан стоял рядом, скрестив руки на груди, огромный, яростный, даже здесь не расстающийся со своими золотыми доспехами и пламенным мечом. Митал упрямо покачала головой. В простом белом платье, без украшений и оружия, она обманчиво казалась хрупкой и беззащитной.

— Шиадаль была права. Будь ты хоть трижды лучшим из воинов, но жажда славы ослепляет тебя, Эльгарнан. Остановись.

Он презрительно хмыкнул.

— Так вот в чем дело. Шиадаль. Я мог бы сразу догадаться, кто нашептывает тебе всю эту ерунду.

Митал встала, примирительно протягивая к нему руку, но Эльгарнан грубо сжал ее запястье.

— Выбирай, на чьей ты стороне, любовь моя. И смотри, не ошибись, потому как в новом мире не будет Шиадаль, но буду я.

Он оттолкнул ее, щелкнул пальцами — за его спиной полыхнул оранжевым овал портала. Не глядя более на Митал, Эльгарнан исчез внутри телепорта.

Митал обхватила себя за плечи и, опустив голову, присела обратно на высохший ствол. Аваллак'х сделал маленький шажок назад. Под пяткой громко треснула ветка. Митал повернулась в его сторону.

Прятаться больше не имело смысла.

— Ты все слышал, — кажется, совсем не удивившись, произнесла она.

— Это вышло случайно.

— Не сомневаюсь. И что ты думаешь?

Аваллак'х пожал плечами и промолчал. Он был слишком молод и слишком незначителен.

— Ничего? — Митал отвернулась, рассеянно расправляя подол. — Я надеялась, что научила тебя хоть чему-то.

— Госпожа моя, — склонился перед ней Аваллак'х, — я целиком и полностью согласен с тобой.

— Лис, — улыбнулась она. — Хитрый Лис. Интересно, спроси тебя мой муж, ты бы ответил ему так же?

— Нет.

Митал подошла к нему вплотную. Она пахла свежескошенными травами и еще чем-то неуловимым, чему Аваллак'х не мог дать названия. Чем-то, что преследовало его вот уже который месяц в самых жарких и непристойных снах. Ученичество у одной из сильнейших Знающих давалось Аваллак'ху невероятно тяжело. Она была слишком красива, слишком мудра, слишком недосягаема. В самых диких и нелепых юношеских фантазиях Аваллак'х мечтал о том, как вызывает на поединок Эльгарнана за то, что тот неподобающе ведет себя с ней. Там же, в этих мечтах, Аваллак'х всегда выигрывал, а потом непременно снисходительно щадил соперника. И тогда Митал, пораженная его прекраснодушием и величием, целовала его так, как целовала обычно Эльгарнана.

— Почему же нет?

Аваллак'х вынырнул из своих грез.

— Что?

— Почему бы ты ответил моему мужу по-другому? Разве ты не опасаешься его гнева? Говорят, что гнев Эльгарнана жжется так же, как солнце.

— Я бы не стал потакать его честолюбию и эгоизму. По правде говоря, я не вполне понимаю, почему потакаешь ты.

Митал грустно усмехнулась.

— Это называется любовью, мой дерзкий ученик. Ты знаешь, что такое любовь? Любил ли ты кого-нибудь?

«О да! — хотелось воскликнуть Аваллак'ху. — Да, я знаю, что такое любовь! Я люблю тебя всем сердцем! Если бы ты позволила прикоснуться к тебе, показать тебе...»

Но он промолчал. Промолчала и Митал, занятая мыслями об Эльгарнане.

* * *

Она щиплет себя за сосок, проводит ладонью по животу, опускает руку ниже, приоткрывая влажно блестящее розовое лоно. Аваллак'х приникает к ней губами, находит языком твердый бугорок клитора, лижет, посасывает его, одновременно вставив в нее сразу три пальца. Митал, кричит и извивается на постели, простыни давно уже сбились, подушки валяются на полу. Ему и самому впору кричать и извиваться — он стискивает другой рукой основание члена, чтобы хоть немного унять возбуждение, но не спешит прервать эту сладостную пытку, пока не чувствует, как сильно и ритмично сжимаются мышцы влагалища вокруг его пальцев.

Тогда он ложится сверху, наслаждаясь дрожью, продолжающей сотрясать тело Митал. Он входит в нее резко и быстро, сразу на всю длину, упираясь в шейку матки. Митал протяжно стонет, чуть приподнимает таз, подстраиваясь под его движения. Это дарит ему волшебные ощущения, гораздо лучше, чем все, что Аваллак'х испытывал раньше.

Митал опытна и терпелива — она наставляет его прикосновениями, вскриками удовольствия. А он компенсирует недостаток практики присущей только юности горячностью.


Аваллак'х глубоко вздохнул и сел на кровати. Ему было жарко, сердце учащенно билось, почти болезненное напряжение в паху требовало быстрой разрядки.

— Сон, — прошептал он спустя пару минут. — Всего лишь сон.

Ее никогда не было здесь, в Тир на Лиа. Ее вообще никогда не было в его постели. Тогда он был ей безразличен, а теперь ее уже никогда не будет, если только… Аваллак'х поднял голову и посмотрел на одиноко светящееся окно королевской спальни. Возможно, маленькое, сморщенное существо, непрерывно сопящее у груди Шиадаль, даст ему надежду найти Митал среди бесчисленного множества миров.

* * *

— Ты изменился, — на чистейшем Hen Llinge сказала высокая черноволосая d’hoine.

На ней надеты какие-то нелепые тряпки, куча подвесок и странного вида украшений. Единственное, что в ней хоть как-то напоминало Митал — глаза.

— Ты тоже, — сдержанно заметил он.

D’hoine засмеялась неприятным, каркающим смехом.

— Я удивлена, что тебе удалось прорваться сюда сквозь Завесу, Креван. Но ты всегда был способным. Самым способным. Жаль, что тебя не было с нами. Возможно, все пошло бы совсем иначе. — Она склонила голову набок. — Впрочем, сделанного не воротишь, так ведь? Это могло бы быть под силу только Владыке Мест и Времени.

Он, не мигая, уставился в равнодушные желтые глаза человеческой женщины, потом перевел взгляд на беловолосую девушку с мечом за спиной, сидевшую на валуне неподалеку.

— Да, — тонко улыбнулся Аваллак'х, — только ему.





Название: Приручить «Ворона»
Пейринг/Персонажи: Влад Талтош/Зевран
Кроссовер: С.Браст, серия книг о Владе Талтоше
Категория: слэш
Жанр: PWP, джен
Кинки: секс по пьяни, сайз-кинк
Рейтинг: R
Размер: ~2000 слов
Примечание: Несколько абзацев после самопредставления персонажа стоит читать тем, кто хорошо знаком со вторым сеттингом. Остальные могут без лишних сомнений проматывать дальше — там Зевран и все сопутствующее. POV выбран в виде формы изложения, поскольку таким образом написана вся серия книг о Владе Талтоше. В тексте нарочно отражены наоборот некоторые данности второго канона.


Владимир Талтош — человек. В Драгейре таких называют «восточниками», так как предки тех, кто теперь населяет гетто портового города Адриланки, жемчужины Драгейрианской империи, когда-то прибыли сюда с востока континента, из страны, называемой Фенарио. Истинные драгейриане же (в Фенарио их почему-то называют эльфами) относятся к восточникам пренебрежительно и считают людьми третьего сорта (вторым сортом они считают своих соплеменников из Дома Теклы). Они смотрят на таких, как Влад, свысока — во всех смыслах. Средний драгейрианин выше среднего восточника минимум на голову, а то, что у восточников растут волосы на лице и теле, является традиционным поводом для насмешек. Поэтому Талтош демонстративно носит густые усы, хотя Нойш-па, его дед, не устает просить о том, чтобы он ради собственного блага принял, наконец, драгейрианские традиции и перестал выпендриваться.

Драгейрианское общество подчинено жесткой клановой системе. Оно делится на семнадцать Домов, каждый из них носит название тотемного животного, которое, согласно легенде, дает выходцам из соответствующего дома особые личные качества. Каждый Дом, отвечая устоявшейся традиции, контролирует свою четко определенную часть драгейрианской экономики, и выходцу из одного Дома пробиться в сферу, которую от века занимает другой Дом, практически невозможно. Все знают, что лучшие воины выходят из Дома Дракона, а лучшие дипломаты — из Дома Атиры, и спорить с этим утверждением не возьмется ни один смельчак. Единственный Дом, который принимает под свое крыло всех возможных отщепенцев, полукровок и даже восточников — Дом Джарега, по сути, широчайшая мафиозная структура, контролирующая все криминальные операции в Империи. Влад Талтош когда-то смог приобрести в Доме Джарега право носить традиционные цвета Дома и даже титул баронета. Но это не главное. Главное, что среди наемных убийц Адриланки Влад Талтош — один из лучших, и многих это раздражает — в особенности, Правую руку Джарегов, средоточие воров и убийц, которую возглавляет некий Дьявол.

У Влада есть ручной джарег, маленькая ядовитая крылатая рептилия-падальщик по кличке Лойош, который не слезает с его плеча и постоянно дает ему советы посредством псионической связи. История Влада Талтоша скроена из бесконечной череды конфликтов с Домом Джарега и попытками доказать, что необязательно быть драгейрианином, чтобы преуспеть — главное, быть наглым и очень-очень сообразительным.



На узких улочках Антивы каждый может найти себе приключений. Антива славится тем, что развлечения здесь — на любой вкус. Если один превосходно проведет время в каком-нибудь ресторане на одной из набережных, то второй развеет тоску, столкнувшись с людьми, с которыми в обычной ситуации он никогда бы не встретился. И исход у первого со вторым, ясное дело, будет разным.

К слову об опасных типах. Я — Владимир Талтош, наемный убийца родом из Андерфелса. И для Антиванских Воронов я — кость в горле.

Как у меня все получается? Крейгар говорит, что я чересчур наглый, но это все же в большей степени достоинство, чем проблема. Похоже, он прав. Крейгар часто оказывается прав в том, о чем берется утверждать с серьезной миной.

Мою контору достаточно трудно найти в закоулках бондарного квартала, и это неизменно радует. Случайные люди здесь не появляются, а если кто-то вдруг и откроет дверь, которую не должен был открывать, его встретит Мелестав, мой секретарь, и очень вежливо спросит, какого демона гнева этому заблудшему тут надо. Мелестав, хоть и эльф, но выглядит устрашающе, особенно когда интересуется с душой. За это я его и держу. За душевность.

В конторе небольшая прихожая, которую занимает Мелестав, и две комнаты, моя и Крейгара. Крейгар — мой давний компаньон, почти правая рука, и у него есть восхитительная особенность, которой я не устаю удивляться. Он умеет быть по-настоящему незаметным. Возможно, это следствие его темного прошлого, о котором он мне не рассказывает. Крейгар то ли когда-то слинял из Воронов, то ли насолил какому-то аристократу до такой степени, что предпочел сменить имя и научился изощренно прятаться. Я бы мог предположить, что на самом деле Крейгар — принц в изгнании, но у эльфов не бывает принцев. Да, и Крейгар тоже — эльф. Меня окружают эльфы, и среди них я чувствую себя просто громадиной. Наверное, их смущает, что во мне почти шесть с половиной футов роста. Но ведь размер — не главное, правда?

И даже теперь напротив меня за столиком жутко дорогого ресторана сидит очередной эльф. «Ворон». Весьма симпатичный, если вы понимаете, о чем я. Он-то точно понимает и пользуется этим своим качеством безо всякого стеснения.

— Как там тебя? — я постучал по столу обратным концом вилки. Нойш-па, мой дед, когда-то награждал меня подзатыльниками за подобные фокусы. Когда мы переехали в Антиву, он с усердием учил меня вести себя так, будто я здесь родился. Но физиономия моя все равно оставалась слишком западной, грубой по-андерфелсски. Да это и неважно. То, чего я успел добиться за тридцать с небольшим лет своей жизни, случилось по большей части вопреки принятым в Антиве правилам.

— Зевран Араннай, — эльф улыбнулся так радушно, будто бы я поинтересовался здоровьем его драгоценной бабушки. Хотя, могу побиться об заклад, что бабушки у него нет и не было. А если бы и была, он заколол бы ее за пару золотых. С такого станется. Несмотря на сияющую улыбку, глаза у него смотрели цепко и пытливо.

— Почему «Голубое пламя»? — спросил я, осматриваясь.

— А почему нет? — усмехнулся эльф, назвавшийся Зевраном. — Тебя что-то смущает?

— Тут слишком много «Воронов», — ответил я, хотя на самом деле меня это совершенно не волновало. В последнее время я не лез на их территорию. — А иногда, говорят, бывает и сам Демон.

— Мы уступим столик, если он придет, — ответил Зевран. — А покуда он не явился, давай перейдем к делу.

Он излагал, а я слушал, подперев рукой щеку. Он пересыпал речь кучей цветистых словечек, видимо, считая, что так убедит меня быстрее. Но мутная история, если ее облечь в красивую оболочку, вряд ли станет менее мутной. Я поднял руку, предлагая ему остановиться.

— А теперь коротко и ясно объясни мне, зачем «Ворону» от дома Араннай понадобилась помощь Владимира Талтоша, — сказал я. Лойош, мой ручной ворон, глухо каркнул. Зевран в который раз посмотрел на птицу с интересом. Лойош всегда вызывает массу внимания, и многие ищут в том, что я его всюду с собой таскаю, какой-то скрытый смысл. На самом деле именно Лойош меня когда-то выбрал и сидит на моем плече только потому, что хочет этого сам.

— Потому что ты — лучшая кандидатура для того дела, в котором я собираюсь принять живейшее участие, — улыбнулся Зевран. — Ты, как я посмотрю, умен, по слухам — умел, а с твоей внешностью — весьма внушительной, конечно, но, не в обиду будет сказано, совершенно обычной среди людей — ты привлечешь куда меньше внимания, чем один излишне красивый эльф.

Он любовался собой без толики стеснения, по всей видимости, ожидая от меня какой-то поддержки его самовосхвалению. Я хмыкнул. Красота красотой, а видеть возможности он умел.

Зевран был прав: многие из приближенных моих незадачливых жертв часто принимали меня за торговца вразнос или уборщика. Такие усы, как у меня, в Антиве носил только всяческий сброд, типа сбежавших от холода и голода ферелденцев. Это часто мне помогало. Во всяком случае, охранники или слуги, которые сочли меня в свое время недостаточно опасным, впоследствии, когда их патрон отправился прямиком к трону Создателя, горько пожалели о своей ошибке. Наверное. Я их не спрашивал.

— Ну и, ко всему прочему, мы с тобой разделим оплату, — довершил Зевран, заговорщически сузив глаза. — Деньги, друг мой. Пятьдесят монет. Знаешь, такие золотые кругляшки с профилем королевы Аши?

— С этим все понятно, — сказал я. — Но я знаю еще кое-что. «Вороны» не берут помощников со стороны. Честь гильдии и все такое. Что скажешь?

— А это уже мои проблемы, — подмигнул Зевран. — В конце концов, единственный «Ворон» здесь — я.

Лойош на моем плече обиженно каркнул.

— Демон с тобой, — сбалагурил я. — Но детали будем обсуждать не здесь. Придешь ко мне в контору, там и поговорим.

— Идет. — Зевран ухмыльнулся и смерил меня взглядом, который иначе как плотоядным я бы назвать не смог.

— Предлагаю тогда насладиться вечером, — сказал он, поднимая бокал. — И превосходным вином, как же без этого. Мне, знаешь ли, редко выдается возможность провести вечер в таком чудесном месте, как это, и с настолько, хм, интересным мужчиной.

Я потер шею. Не то, чтобы мне очень уж хотелось продолжать в том же духе, но и против я ничего не имел. В конце концов, некоторая толика привязанности еще никому не вредила, особенно когда в перспективе есть шанс столкнуться с некоего рода проблемами. Ну знаете, вроде необходимости решить, меня убивать или соседа. Конечно, опрометчиво было думать, что «Воронам» свойственно следовать личным мотивам, но как знать наперед? Опыт подсказывал мне, что невероятное вполне себе часто случается, несмотря на то, что оно — невероятное.

Я люблю душевную теплоту. Я вообще сентиментален, знаете ли. Даже свои стилеты всегда из тел жертв вынимаю.

Чуть позже я понял, почему именно «Голубое пламя». Зевран снимал комнату в здании напротив. Подонок просто не хотел далеко ходить.

Комнатушка была одной из множества безликих помещений, которые сдают приезжим, безо всяких признаков того, что в ней пытались обживаться. Меня это не расстроило. В нашем распоряжении была вполне крепкая кровать и бутылка ривейнского персикового бренди.

— Что мне нравится в человеческих мужчинах, — прошептал Зевран, нетерпеливо стаскивая с меня куртку, — так это то, что есть за что ухватиться.

— У женщин этого еще больше, — съязвил я. Хорошо, что Лойош уже улетел в направлении дома. Он терпеть не может, когда я глупо шучу.

— Я не вижу здесь ни одной, — возразил Зевран. — Так что давай прекратим болтать, хотя и в этом деле я — несомненный мастер, и приступим к главному.

В том деле, к которому мы поспешили приступить, он тоже был докой, стоило признать. Увы, я не готов похвастаться тем, что мог бы сравнить его с сотней собственных любовников, но тех немногих, что у меня были, он превосходил. Надо бы спросить, где научился. Возможно, у «Воронов»?

Целоваться, кстати, я с ним не стал. Это чересчур личное. Вроде бы он не обиделся.

Расправившись, наконец, с моими одежками, он взволнованно вздохнул и провел рукой над растительностью у меня на груди. Едва заметное касание тут же чувствительно отозвалось ниже пояса, хотя там уже и так все давно пришло в боевую готовность.

— А я уж думал, что все силы ушли в твои роскошные усы, — восторженно произнес Зевран, опустив взгляд. — Приятно иногда ошибаться в предположениях.

— Не волнуйся, сил у меня достаточно, — нашел в себе силы ответить я, чувствуя, как его небольшая ладонь гладит мой член в точно и правильно угаданном ритме.

Зевран снова провел рукой по моей груди, но уже с силой, приятно болезненно задев напряженные соски, и оседлал мои бедра, крепко стиснув их своими. Я же лежал и разглядывал его, почти забыв о том, что и самому неплохо бы вовлечься в процесс. Эльф был красив и под одеждой тоже (хотя было странно ожидать, что под плотно сидящим кожаным доспехом вдруг обнаружится нечто вялое и невразумительное), а причудливый рисунок татуировки, обвивавшей его жилистый торс, выгодно подчеркивал мускулы. Его тело тоже жаждало внимания, и я со всем присущим мне благородством его оказал. Зевран, когда моя пятерня начала решительно действовать у него в паху, резко вздохнул и закусил губу. По правде сказать, шевелиться мне было лень — выпитое за вечер мягко вжимало меня в матрац, но парень все-таки старался, и я решил не быть бесчувственным подонком. Его волосы пахли дымом. Я ткнулся в них носом, пока он целовал мои плечи. Касания его юрких ладоней на спине, боках, груди почти заставили меня забыть о том, что через пару дней нам придется заняться сомнительной со всех точек зрения работой. Может, на это и был расчет?

А потом я уже не думал. Зевран опустился ниже, и я убедился в том, что работать языком он и впрямь умеет. Наверное, его свойство без устали трепаться поспособствовало оттачиванию нужных навыков. «Лишь бы не подавился», — подумал я, глядя, как он смело забирает мой член все глубже и глубже. К счастью, обошлось. Непохоже было, будто меня для него слишком много. Когда к промежности начали подкатывать многообещающие спазмы, я мягким движением заставил его подняться. Казалось, он был чуть ли не оскорблен, но, вытерев губы, отшутился:

— Что-то я увлекся. Редко встретишь подобный экземпляр, знаешь ли. Надеюсь, не переусердствовал?

— Хм, нет, — выдавил я. — Но лучше бы двигаться дальше. Экземпляр в рабочем положении долго не протянет. Это все бренди.

Он подготовил себя сам, выудив из-под кровати баночку с маслом, и мне ничего не оставалось, кроме как поддаться молчаливому призыву и навалиться сверху, ощутив жар и тугое сжатие внутри его бесспорно красивой задницы. К счастью, опасения насчет того, что я могу оказаться для него слишком большим и в этом смысле тоже, не оправдались. Но когда время понеслось скачками, а я понял, что едва ли не рычу, впиваясь пальцами ему в бока, то на мгновение испугался, что я его раздавлю.

Но эти эльфы всегда оказываются крепче, чем кажутся. Он даже кончил на пару секунд позже, чем я.

Конечно же, я не собирался оставаться у него на ночь. Натягивая сапоги, я сказал:

— Спасибо за вечер. Буду ждать тебя завтра в конторе, адрес ты, могу поспорить, уже разузнал. Может, хоть тогда ты разъяснишь толком, зачем «Ворону» помощник вроде меня.

— Я непременно приду, — с придыханием произнес Зевран, безо всякого стыда растянувшись голышом на влажной простыни. Я бы на его месте прикрылся. — Что ж, если подозрения тебя не оставляют даже после того, как мы подарили друг другу несколько десятков весьма приятных минут, то, верно, пора открыть карты. Я давно ушел из «Воронов», Влад, а потому можешь уже отказаться от тех опасений, которые ты на этот счет испытывал.

Я был удивлен, если не сказать больше.

— И к чему был весь этот балаган?

— Не знал, как к тебе подобраться, — хмыкнул эльф. — Я слышал, что заказы от кого попало ты не берешь, так как несколько раз обжигался на нанимателях без гроша в кармане, а «Вороны» на бедность не жалуются. А еще я слышал, что тебя заводят загадки и дела, над которыми нужно поломать голову. Что тебе сообщил твой компаньон, когда я попросил его организовать встречу с тобой? «Влад, „Вороны“ хотят предложить тебе работу», так? — Он мастерски изобразил скрипучий голос Крейгара, а потом добавил: — Ты согласился почти сразу же. Мне хотелось возбудить твой интерес, и я не просчитался — во всех смыслах.

— Не боишься, что теперь я сломаю голову тебе? — лениво произнес я, чувствуя, как он продолжает шарить по мне взглядом. — Не люблю, когда со мной играют в странные игры.

— Нет, — улыбнулся Зевран, — потому что дело пахнет хорошими деньгами, а я готов выдать тебе предоплату прямо сейчас. Возьми кошель в тайнике вон за той картиной. В знак, так сказать, моего расположения. И кстати, поиграть с тобой еще я вовсе не против. Есть у тебя в конторе комната, где хорошо запирается дверь?

— Я чувствую себя шлюхой, которой заплатили за услуги, — пробормотал я, вытаскивая из пыльной дыры мешок с золотом — да, там действительно хранилось золото, ровно половина от той суммы, на которую мы договорились. Вопрос о комнате я решил проигнорировать.

— Я мог бы многое рассказать тебе о шлюхах, но давай в другой раз, — протянул Зевран, зевая. — Завтра я буду у тебя.

— Говорят, что от «Воронов» по своей воле не уходят, — решил я спросить напоследок, почти в дверях. — Ты рисковал, приходя в «Голубое пламя».

— Риск стоит свеч, уж поверь мне, — ответил Зевран. — Убедишься сам.

Если Крейгар скажет, что я снова впутываюсь в дело, из которого рискую отправиться сразу на погребальный костер, он будет прав.

Впрочем, «Ворон», даже и не до конца ручной, — хорошее подспорье.

Лойош подтвердит.

P.S. Мой кабинет не закрывается. А вот кабинет Крейгара…




@темы: персонаж: Зевран, персонаж: Гаспар де Шалон, персонаж: Вивьен, отношения: фемслеш, отношения: слеш, отношения: гет, не-только-бабье лето, кроссовер: Ведьмак, кроссовер: Dishonored, кинк: юст, кинк: разница_в_размерах, кинк: pwp, crossitoverteam, Dragon Age: Inquisition, Dragon Age Origins + Awakening, AU, персонаж: Митал

Комментарии
2016-10-11 в 10:43 

Dead Sun.
The sun died inside of me.
"Время" - очень зашло, начиная от того, как интересно скрестили миры Ведьмака и DA, заканчивая тем, как чудесно прописали образы. Читала с удовольствием, с тем же удовольствием перечитаю. Спасибо за чудесную работу :crzfl:

2016-10-13 в 09:54 

LenaSt
Не стоит распыляться ради людей, которые не хотят видеть в тебе <s>божество</s> достойную личность (с)
Безмерно порадовала Вивьен в образе леди Бойл:inlove:

2016-10-17 в 23:35 

crossitoverteam
Безобоснуйно, но факт
Дорогие Dead Sun. и LenaSt! Благодарим вас от имени всей нашей фабрики :gigi: Доброе слово и дядюшке Ляо приятно :china:

2016-10-18 в 13:17 

Легко могу себе представить такое милое развлечение Вивьен) Рафинированная и не особо сердечная особа. Но написано классно - красиво и вкусно.
А Зевран - просто прелесть)) очень вхарактерный! Умный, деятельный, чувственный, мрр))
Спасибо, авторы! :up:

URL
2016-10-18 в 13:19 

crossitoverteam
Безобоснуйно, но факт
Гость, спасибо, дражайший читатель!

   

Вестник "Распутная Вдова"

главная