Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
00:43 

Большой куш! 1 тур. Пост №2

Большой куш!
Самая увлекательная игра – та, в которой ты выигрываешь






Название: Большеникогда!
Пейринг/Персонажи: Мииран/ж!Хоук
Категория: гет
Жанр: PWP
Кинки: секс в пьяном виде
Рейтинг: R
Размер: ~ 1100 слов
Предупреждение: таймлайн первого года в Киркволле



Переполненный разнообразным народом «Висельник» напоминал ей лежалый, кишащий червями труп. Во всяком случае, смердел он так же отменно. И симпатий вызывал примерно столько же. Впрочем, наблюдать за этим копошением было забавно. Оглушительный хохот сменялся пьяными слезами, братание – поножовщиной, бурная деятельность – тупой апатией.

Хоук не знала, почему сбежала из дома именно сюда, в место, где шанс нарваться на какого-нибудь знакомого был слишком велик. Карвер, уж на что простофиля, а поступил хитрее – и ушел раньше, и место наверняка выбрал понадежнее.

Причиной ее появления здесь был преотличнейший семейный скандал, разыгранный как по заученным наизусть нотам. Он совершенно не отличался от свары позавчерашней или недельной давности, не был ни новым, ни хоть сколько-нибудь оригинальным. Снова деньги. Точнее их отсутствие. Гамлен в очередной раз встал в трагическую позу и обвинил племянников в нахлебничестве. Мама сначала вступилась за них, а потом начала заламывать руки и плакать, вспоминая отца и Бетани. А потом психанул ее твердолобый братец, который накричал на всех троих и, уходя, грохнул дверью так, что она все-таки слетела с петель. А Хоук снова пришлось все улаживать – чинить и дверь, и отношения, успокаивать родичей и сводить все к шутке.

Она выскользнула из дома с твердым намерением упиться до веселого поросячьего визга. Впрочем, для этой цели «Висельник» подходил как нельзя лучше – Корф все еще наливал ей в долг.

Мариан приговорила уже второй кувшин самого дешевого в городе вина – крепленого самогоном, густого, как деготь, примерно такого же вонючего и тошнотворного на вкус. Впрочем, и напиток, и антураж вполне соответствовали ее поганому настроению. Жаль, опьянеть до желаемой кондиции никак не получалось: она ощущала себя безобразно трезвой. И очень несчастной.

– Эй, Корф! – крикнула Хоук и красноречиво щелкнула по глиняному боку кувшина.

Но бармен отрицательно покачал головой: кажется, лимит доверия она здесь все-таки исчерпала. Мариан выругалась.

– Что, вечер не заладился? – услышала она знакомый голос.

– Ты ведь шел куда-то, Мииран? Вот и шел бы себе дальше, – предложила Хоук с наигранной жизнерадостностью.

Разумеется, главарь «Кровавых клинков» не послушался, вальяжно развалившись напротив нее. Видимо, он тоже пришел сюда отдыхать – за его спиной не маячили здоровенные детины в красных гамбезонах и личинах из дубленой кожи.

За последние полгода они с Миираном встречались подозрительно часто. Наемник держался дружелюбно, но слишком уж досаждал ей предложениями перейти к «Клинкам», обещая по-своему разобраться с Атенриль в случае согласия. Мариан до сих пор удавалось отшучиваться и не превращать это в конфликт.

– Могу угостить, – предложил он миролюбиво.

Хоук заколебалась. Скорее всего, она была гораздо более пьяна, чем о себе думала, потому что сочла Миирана не самой плохой компанией. Да, они не сходились во многих вопросах, но, по крайней мере, он делал ей комплименты и часто пытался рассмешить.

– Ладно, – решилась Мариан. – Но только бери что-нибудь поприличнее этого пойла.

Наемник расщедрился на крепкий, как сильверит, и горький, как ее жизнь, абсент, и уже через полчаса они хохотали, вспоминая проделки знакомых жуликов и знаменитые своей нелепостью грабежи. А потом помянули ее хваленое везение, и на столе, словно сами собой, возникли кости.

– Сыграем на желание? – подмигнул Мииран.

– Только не на мой контракт! – Хоук, собрав остатки здравомыслия, помахала пальцем перед его носом.

– Идет! – согласился он и заказал эль.

А вот это было очень зря, потому что дальнейшее Хоук вспоминала кусками.

…Костяные кубики скачут по щербатому столу, и один из них встает на ребро, угодив в стык между досками.
– Нечестно! – орет Мииран, а она хохочет так, что чуть не падает со стула.
– Ах ты ж, жеванный гарлок! Надо было на деньги играть. Ну, ла-адно. Просто полай. Но только громко!
И главарь банды, которую побаивалась половина Нижнего города, встает и гавкает так бездарно, что Мариан рыдает от смеха, уронив голову на стол…

… – Он потихоньку снял с него отличные парные клинки, подложил в ножны ржавую дрянь, а потом взял его под локоток и проводил почти до дома. Густав – мужик, что надо!
– Ты его так нахваливаешь, будто продать хочешь! – Хоук фыркает в кружку, не сводя с Миирана взгляда.
И почему она раньше не видела, какой он красивый? У него правильные и мужественные черты лица, тонко очерченный нос и глаза приятного цвета – словно крепкий сливовый бренди.
– А ты бы купила? – он кладет ей руку на поясницу, и она ее не стряхивает.

… – Может, еще по кружке? На дорожку?
– Не-ет, мне хватит.
Хоук икает, пытается встать и, пьяно хихикая, падает обратно на стул.
– «Висельник» болтается!
– Вставай, я тебя провожу, – предлагает Мииран и почти тащит ее на себе.

… – Ты чего-то напутал, это не мой дом, – она опять хихикает. – И даже не дом Гамлена! Ты заблудился, что ли?
– Это мой дом, он ближе.
– А-а, – Мариан глубокомысленно кивает. – А где у тебя кровать? Мне нужно прилечь…

… Она сидит на коленях у Миирана – растрепанная и полуодетая. Они с упоением целуются, и Хоук невнятно шепчет ему в рот:
– Не отпускай меня, слышишь? А то этот гребанный город меня сожрет.
– Подавится!

… Он гладит ее бедра, избавляя от остатков одежды. Снимает с нее сапоги и неожиданно целует в лодыжку. Мариан смеется незнакомым грудным смехом и тянет его на себя.

… Хоук вновь на его коленях. Ее дыхание сбивчиво, пальцы судорожно царапают его плечи. Руки Миирана на ее ягодицах помогают ей двигаться. Она стонет, бормочет непристойности, и ей очень хорошо.

… Мариан лежит на кровати, голова Миирана – между ее раздвинутых ног. Она часто дышит, кусает губы, стискивая собственную грудь, и повторяет, как заведенная:
– Еще, еще… – а потом выгибается и кричит.

… В комнате темно, постель пахнет потом и семенем. Ее голова покоится на мужском плече.
– Переезжай ко мне, Хоук.
Эти слова почему-то кажутся ей очень смешными, она в который раз хихикает и утыкается ему в грудь.
– Глупая баба, – вздыхает Мииран.

Проснувшись, она испытала легкий приступ паники, потому что долго не могла понять где находится. Вопрос разрешился, едва в комнату вошел Мииран. Из одежды на нем были только штаны.

– А, живая.

Хоук заглянула под одеяло, а потом натянула его до самого носа.

– Вот ведь... жеванный стыд, – пробормотала она смущенно.

На более эмоциональный ответ у нее просто не хватило сил – голова болела так, будто в ней взорвалась воспламеняющая бомба.

– Что, ничего не помнишь? – Мииран посмотрел на нее с любопытством.

– Э-э… – задумчиво протянула она. – А точно надо?

Он пожал плечами, отмеченными пламенеющими царапинами.

– Тебе понравилось.

– Ну… ладно, – произнесла она с сомнением.

– Мне тоже. – Мииран усмехнулся.

– Здорово... – Хоук огляделась в поисках своей одежды и, обнаружив неаккуратную, но вроде бы чистую кучку возле кровати, облегченно вздохнула. Это означало, что она хотя бы не бегала по улице голышом. И не валялась в канаве. А то кто знает, на что способна демонова смесь пойла Корфа, абсента и эля? – Так я пойду, наверное?

Наемник с показным равнодушием кивнул и вышел. Мариан оделась, кое-как пригладила взлохмаченные, как воронье гнездо, волосы и отправилась домой. Цель пьянки была достигнута: сейчас место, которое она еще вчера ненавидела всей душой, казалось ей даже привлекательным – там можно было лечь и не вставать до завтра.

А потом в памяти всплыло лицо Миирана. И не только лицо. Тело вспомнило ощущение заполненности, глубокие и сильные толчки, и у Хоук ослабели колени.

Мариан безотчетно прикрыла лицо ладонью и сконфуженно покачала головой.

– Никогда и ни за что не пойду больше в «Висельник»! – пообещала она себе.






Название: Салага
Пейринг/Персонажи: м!Кусланд/Зевран Араннай, Теган Геррин
Категория: слэш
Жанр: КосмоАУ, экшн, pwp
Кинки: сомнительное согласие, бандаж, оральный секс
Рейтинг: NC-17
Размер: миди, 6500~ слов
Предупреждение 1: брань, грязные словечки, «с первого взгляда»
Предупреждение 2: да, оба ведут себя непрофессионально, да, оба потом нифига не будут этим гордиться, и да - это судьбец, и мозга там не особо.
Просьба не относиться к тексту с излишней серьезностью,)
Предупреждение 3: небечено, но будет



Погода на Весте оказалась прекрасным дополнением ко всем свалившимся проблемам: изнуряющая жара днями и вытягивающий жилы холод по ночам. Айдан решил, что его отряду повезло хотя бы в том, что они не шлепнулись на эту дикую планетку зимой. Батареи и резервные аккумуляторы сдохли бы на пятые сутки их пребывания здесь, термокамуфляж – на третьи, а еще гораздо раньше их выдали бы собственные следы – скрыть от преследователей передвижение целого отряда на диких снежных просторах было бы невозможно. Не в их случае. Потому повышенная влажность и расползающаяся под десантными сапогами жидкая грязь оказались далеко не худшим вариантом. Сейчас в этой части Весты сезон дождей – любые следы исчезали, едва отряд перебирался на другое место.

– Третий первому, – сухо щелкнул передатчик, выведя на связь одного из разведчиков. – Мобильная группа на два часа. Пятеро, двигаются к вам. Двадцать минут.

– Принято. Оставайтесь на позиции. Конец связи.

Все-таки наткнулись. Айдан не сомневался, что шли по их души – больше в этой глуши шататься было некому. Хотя, если по чести, то шли по душу лорда Геррина, который сейчас не хуже любого из бойцов Кусланда притворялся частью ландшафта, хоть и был гражданским до мозга костей. И с вероятностью в девяносто два процента обнаруженная группа – это наемники-головорезы, нанятые лордом-правителем Гвариса для того, чтобы ликвидировать беглого третьего атташе при посольстве, а по совместительству – агента внешней разведки Второй планетной системы. Остальное приходилось на пиратов и имперскую безопасность.

Судя по охоте, которую развернули Мак-Тиры, Теган Геррин увел у них нечто чрезвычайно важное, но что именно – Айдана не касалось. Его задачей было доставить этого человека на Эрклиф и обеспечить полную сохранность и безопасность во время следования. Однако эту задачу их отряд практически провалил.

– Первый – пятому, что у вас?

Хмуро выслушав доклад, он принял решение ликвидировать опасно близко подобравшуюся группу. Шанс отлежаться под прикрытием был невысок, да и оставлять врага за спиной, в случае успеха, Айдан не хотел. Преимущество в пару дней, которое дал Гилмор, сошло на нет. Пилот скинул их на Весту, когда стало понятно, что корабль, попавший под обстрел неопознанного крейсера на выходе из пространства Гвариса, получил критические повреждения и до Эрклифа просто не дотянет. Отряд с объектом сопровождения десантировался на ближайшую в радиусе достижения пригодную планетку, а Гилмор увел погоню за собой. Если наемники уже прибыли на Весту, значит, корабль уничтожен, тактическая хитрость разгадана, а старого друга больше нет в живых.

– Готовьте глушилку, – глухо приказал Айдан. – Врубайте по моему сигналу, дальше – по обычной схеме. – У них найдется, чем удивить погоню – Геррин прихватил с Гвариса кое-какие технические штучки, которые в ближайшем будущем обеспечат наемникам неприятный сюрприз. Отряд особого назначения лорда-правителя Эрклифа мог поспорить в выучке и снаряжении с имперским. И даже то, что нынешний командир принял командование всего пару стандартных суток назад, не могло полностью нивелировать его эффективность. Айдану просто феерически «подфартило», когда по выходу из гипера у дальней орбиты Весты оказалось, что после разгерметизации командного центра он остался первым в табели о рангах. И что выполнение операции теперь целиком легло на него.

– Парочку взять живыми, – после секундного размышления скомандовал он. Шансов мало, но если повезет, можно будет добыть с них хоть какую-то информацию. Добить всегда можно позже. Вернее, не можно, а, по протоколу безопасности, необходимо. Бросив еще один взгляд в сторону укрытия, где находился лорд Геррин, и, убедившись, что тот в относительной безопасности, Айдан перевел взгляд в сторону низкорослых лохматых деревьев, редкой порослью торчавших на фоне слишком близкого горизонта.

Минуты утекали, в эфире стояла оглушительная тишина, готовая взорваться сводками по первому его сигналу. Наконец, в поле видимости появились долгожданные гравикоптеры. Они летели над землей низко, ловко огибая препятствия, а тонкие стволы просто пригибая к земле гравитационными подушками. Айдан позволил им приблизиться, а потом дал короткую команду. Дальше все произошло быстро.

Купол глушилки над периметром расцвел едва заметной глазу рябью, скрывая от внешних радаров и сканнеров. Но главное, не пропуская наружу ни сигналов тревоги, ни запросов о помощи. Цели, однако, сориентировались почти сразу, мгновенно перестроившись, и даже попытались покинуть зону покрытия. Выстрел из энергетической установки лишил их такой возможности – электроника в радиусе поражения мгновенно заглохла, и потерявшие управление гравикоптеры рухнули на землю. В визор Айдан наблюдал, как с бесполезных машин попрыгали маленькие силуэты и быстро позанимали позиции, используя те как прикрытие, и принялись ожесточенно отстреливаться. Четверо. Пятый, по всей видимости, рухнул со своим гравикоптером особенно неудачно.

– Запускай подарочек, – вдруг решил Айдан, без удивления рассматривая, как фигурки в визоре укрылись за слабым сиянием силовых щитов. – Хватит.

Это было плохим решением со стратегической точки зрения. Слишком нерациональное использование ценного ресурса, за которое его точно не погладят по голове. Тем более что цели в любом случае должны были быть уничтожены. Но именно сейчас его больше волновал вопрос, как сохранить своих ребят живыми – тех, кто еще оставался. Использовать импульсный излучатель с начинкой из конденсата лирия – что стрелять из пушки по воробьям. Но если Геррин организовал такой подарочек, то Айдан не видел причин им не воспользоваться.

Лирий, безобразно ценный минерал органического происхождения, был достаточно редок – только их система и еще пара других на всю Империю могли похвастать крупными месторождениями. Состав и происхождение до сих пор вызывали споры, на его основе создавали мощное оружие, влияющее на человеческие биоритмы, а так же – вшивки, дававшие носителям пси-способности. Дорогое и эксклюзивное удовольствие. Даже у лорда Эамона таких солдат было наперечет, и Айдан Кусланд к ним не относился. Не дорос еще. Когда он отправлялся на задание лейтенантом, никто не мог предположить, что возвращаться ему придется уже формальным командиром.

Импульсник сделал все точно и быстро. Попавшие в засаду неудачливые охотники даже понять не успели, что произошло, повалившись парализованными мешками в жидкую грязь. Что бы ни впаяли Айдану за неуставное использование такого оружия – теперь он знал, что оно того стоило. Все живы, а могло быть иначе, затянись перестрелка – время всегда играло против. Он едва слышно выдохнул, так чтобы в коммер не прорвалось и звука. Громко и четко скомандовал сворачивать операцию бойцам, связался с разведчиками, удостоверившись, что по внешнему периметру все спокойно, и лишь убедившись, что все прошло чисто, разрешил, наконец, группе, прикрывавшей лорда Геррина, выбраться из укрытия, и двинулся в сторону недавней схватки.

Когда он пришел на примятый и перерытый сапогами пятачок земли посреди чахлых зарослей, все уже закончилось. Парализованных бойцов успели обыскать, привести в сознание и выстроить в одну линию на коленях с руками за спиной. Два техника рыскали меж не подававших признаков жизни гравикоптеров, а третий уже о чем-то докладывался старшему, махая рукой куда-то в сторону одной из машин.

– Наемово, – выплюнул в сторону пленных державший их под прицелом солдат. И вытянулся, едва завидев подошедшего Кусланда – Коммандер. Сэр.

– Докладывай, – Айдану тоже до красных мушек в глазах хотелось выместить ярость на тех, кто обстрелял их корабль, уничтожив весь старший состав, а главное – коммандера Дункана. Но он был за старшего и обязан был сохранять голову ясной. – Выяснили, чьи это люди?

Солдат ткнул дулом винтовки, указывая на татуировки, украшавшие чужие лица.

– Гильдия – только у них боевики так себя расписывают. Оружие и жетоны мы изъяли, неожиданностей не будет... Но, коммандер, – солдат замялся, однако, получив разрешение, продолжил: – Я знаю их знаки – здесь только низы, мясо. Странно, что за нами послали такой мусор.

Айдан кивнул, принимая к сведению. Рядом раздалась какая-то возня, и к линейке пленных вытолкнули еще одного наемника – такого же грязного и едва державшегося на ногах, как остальные. Импульсное оружие на лирии било жестко, отходняк от него был тяжелым, так что, ничего удивительного в том не было. Тяжелый сапог ударил пленного под колени, заставив упасть в грязь рядом с другими.

– Похоже, этот у них за главного, – сообщил приведший его солдат. – Нашли у дальнего гравикоптера, еще даже пытался шевелиться. И знаки у него повыше будут.

Айдан шагнул вперед и задрал стволом винтовки чужой подбородок. С грязного лица на него глянули чистые, с яркими до синевы белками, глаза, а из груди будто разом вышибло весь воздух. Словно где-то в голове и глубоко в солнечном сплетении взорвался огненный шар, опалив жаром и плеснув румянцем по скулам.

«Блядь», – подумал он, ошалев от неожиданности и реакции собственного тела, и порадовался, что его собственного лица не было видно под шлемом. Такого он от себя не ожидал.

– Ты у них главный? – голос даже самому себе показался хриплым. Благословенны тактические шлемы, где передатчики превращали живую человеческую речь в лязганье стальных механизмов… Парень, а пленный был едва ли намного старше самого Айдана, моргнул, по всей видимости, не до конца отойдя от импульсного шока, и медленно кивнул.

Айдан опустил винтовку, сделал пару шагов назад, оглядел линейку коленопреклонных людей и отдал короткий приказ. Четыре выстрела негромко хлопнули в начавшем холодеть вечернем воздухе почти одновременно. Вот так. Тащить с собой балласт из группы пленных он не мог себе позволить, а о том, чтобы отпустить, речи даже не шло.

Он пронаблюдал, как его люди оттаскивают тела, и стянул, наконец, шлем, отдав его подскочившему адьютанту. Еще пару мгновений позволил себе потратить на то, чтобы рассмотреть пленника. «Добычу», – снова нахально мелькнуло в голове, и Айдан крепче стиснул зубы, скользя глазами по ладной подтянутой фигуре. Один из окраинных миров Империи – только там рождались такие, как этот: невысокие, тонкокостные, быстрые и опасные. Если бы не лирий – этот образчик мог забрать с собой не одного его человека.

И все-таки он был хорош. Айдан снова осмотрел поджарое тело, скользнул глазами по напряженному горлу, занырнул взглядом в расстегнутый ворот кителя, где виднелась ямка между ключиц, поднялся выше, к лицу, к влажным волосам, облепившим скулы. И нечто внутри довольно и сыто зарычало в предвкушении. Парень, глядевший, как солдаты стаскивают в кучу тела его сотоварищей, наконец, повернулся к нему, и шевельнул до того плотно сжатыми губами:

– Командир… Не убивай, – хрипло попросил он. И Айдана прострелило видением того, как его член с силой раздвигает эти крупные, красиво очерченные губы, глубоко въезжает между ними и с оттяжкой толкается в нежную глотку. Должно быть, что-то все-таки отразилось на его лице, потому что зрачки у парня расширились, а потом он как-то очень понимающе посмотрел на Айдана.

Коммандер едва не заскрипел зубами от накатившего смущения и ярости. Проклятье! Да что с ним творится?

– Ну, валяй, предлагай, – вышло грубее, чем он собирался. Он недобро уставился на пленника, думая, что если тот только позволит себе хоть один намек, то он его просто убьет. Но тот будто понял, отвел глаза, мокрая прядь свесилась на лицо, и тихо ответил:

– Я все скажу…

– Конечно, скажешь, лапушка, – зло пообещал он, сердясь скорее на себя, потому что нежданная сговорчивость внезапно показалась неправильной, неприятной. – Имя, звание, подразделение, задание, – отрывисто лязгнул он. И с каждым полученным ответом презрение мешалось с разочарованием. Кажется, только это и помогло ему выплыть из морока, которым опутал его этот человек.

Поручив дальнейший допрос своему второму офицеру, Айдан отошел от пленного, шепнув только, чтобы того не калечили. Перед внутренним взором проносились порнографические картинки, и Айдан тряхнул головой в попытке унять взбесившееся воображение. Внимания сейчас требовало много вопросов, а ему стоило бы пойти и приложиться лбом обо что-нибудь твердое.

Неподалеку от мизансцены, словно в партере, обнаружился лорд Геррин. Выглядел он на удивление сносно для человека, не привыкшего к полевой жизни и нагрузкам, подобным их недавнему двухдневному марш-броску. Рыжие волосы ярко поблескивали в свете заходящего светила, а с уголков чуть прищуренных глаз расходились стрелками тонкие морщинки, отчего казалось, будто Геррин постоянно едва заметно улыбается. Обаятельный мужик, решил Айдан. И умный. Самое оно – танцевать политические кадрили промеж вражеских огней. И девчонки на него наверняка гроздьями вешались.

– Вы оставили этому человеку жизнь? – скорее утвердительно произнес лорд Теган, и Айдан понял, что тот пронаблюдал все с самого начала. А как много понял… Что ж, сомневаться не приходилось. – Но разумно ли это?

Айдан подавил желание посоветовать не вмешиваться в полевые решения блестящему, без сомнения, политику, но никакому тактическому командиру. Да только Геррин имел право сомневаться в его компетентности. Он был из тех, кто знал Дункана лично, и прекрасно понимал, что молодой аристократ занял его место отнюдь не выучке благодаря, а, как часто бывало – в бою. Вот только формально войны сейчас никакой не было. Просто нежданно-негаданно полторы недели назад преставился Системный лорд – и лорды-правители планет тут же устроили закулисную возню за право занять освободившееся место. Собственно, именно из-за этого младший брат лорда Эамона сейчас болтался на Весте, и на хвосте у него сидели наемники Мак-Тиров.

– Это я решу по результатам допроса, – ответил он ровно. И горячо понадеялся, что нечто, заявившее свои права на захваченного наемника, не выпрыгнет сейчас наружу, чтобы отстоять добычу зубами, когтями, или что там еще могло у него обнаружиться? Он бы даже не удивился. – Эта группа, как и прочие поисковые отряды, вероятнее всего должна выходить на связь с координаторами через определенные промежутки времени. И сотрудничество этого человека было бы для нас весьма кстати.

Лорд Геррин медленно кивнул, продолжая следить за допросом, но Айдан решил отвлечь его более насущными вопросами. А с этой проблемой он как-нибудь разберется сам.

– До маяка осталось около двух суток пути. Нам следует поторопиться, если мы хотим успеть к сеансу связи. Если запоздаем, придется торчать до следующей недели, пока спутник снова пройдет над этими широтами. А за это время нас, вероятнее всего, найдут и уничтожат. К счастью, теперь есть гравикоптеры, и я думаю, что дальнейший путь вам следует проделать на них. Вы умеете их водить?

– Конечно, молодой человек, – улыбка у Геррина действительно была приятной. – И не только их. Так, что если вам понадобятся пилоты малого класса – смело обращайтесь!

Айдан улыбнулся в ответ.

– Как только техники дадут добро – мы отправляемся. Отодвинемся часа на два отсюда, пока совсем не стемнеет, и встанем лагерем. Там дальше озеро – сможете, наконец, привести себя в порядок. – Он вздохнул. – Да им моим ребятам не помешало бы.

Подошедший адъютант попросил его проследовать к месту допроса – видимо, удалось вызнать что-то действительно важное. Но едва Айдан развернулся, чтобы последовать за помощником, как негромкий голос Геррина остановил его:

– Я ведь правильно понимаю, что того молодого человека вы не оставите без своего внимания, лорд Кусланд? – было в интонациях лорда Тегана нечто, не оставлявшее сомнений, что посол все понял правильно. Еще и не по званию обратился, а по титулу. – Думаю, вам стоит пристальнее к нему приглядеться. Что-то мне подсказывает – он не так прост, каким хочет выглядеть.

Хитрый лис что-то чуял, знать бы только что и где… И оставлять без внимания столь откровенное предостережение точно не стоило. Дав знать, что все понял, Айдан оставил Геррина его сопровождению и, отдав приказ сворачиваться, направился к пленному.

– Коммандер, – офицер был хмур но, кажется, рад появлению начальства. – Пленный утверждает, что должен выйти на связь с командованием в течение стандартного получаса. Иначе за ними отправят ударный отряд.
Айдан не менее хмуро посмотрел на объект их общего недовольства – тот успел оклематься и держался не так скованно, как в самом начале, даже распрямил спину, чуть склонив голову на бок. Изучал, гад, а заметив направленные на него взгляды, легко повел плечами, будто извиняясь за доставленные неудобства. Если бы не связанные за спиной руки, наверняка бы еще и ладонями развел.

Айдан прищурился.

– Где передатчик?

– На гравикоптере, под которым меня нашли, – с готовностью сообщил пленник. Голос у него был низким, мелодичным, с глубокими обертонами. Наверняка, будет приятно послушать, как он кричит, если втрахать в какую-нибудь горизонтальную поверхность… «Да блядь! Что ж такое!» – Айдан едва не скрипнул зубами от возмущения и усилием воли заставил себя думать о деле.

– Тащите, – приказал он.

– Но, сэр… – офицер дернулся. Его колебания были понятны – вот так просто доверить передатчик захваченному врагу? С другой стороны, выбирать все равно особо не приходилось.

– Выполняйте. А ты, – он развернулся к наемнику, – вздумаешь что-нибудь устроить – ляжешь тут же с пулей в башке. Передашь шифровку – и я успею пристрелить тебя прежде, чем твои дружки нас настигнут. Или припрячу под кустами с ножом в кишках. Не думаю, что тебя будут искать, когда доберутся до нас. Но тебе достанется пара пренеприятных суток, пока не сдохнешь. Все ясно?

– Да, я понял. – Похоже, выдержка у пленника была железная – а может, жизнь слишком интересная, но голос у него даже не дрогнул. Он выдержал тяжелый взгляд Кусланда и лишь слегка закусил губу. – Но я не хочу вам вредить. Только ты мне все равно не поверишь, да, командир?

– С чего бы? – Айдан даже слегка усмехнулся такому предположению. Тот легонько кивнул, будто соглашаясь со своими мыслями.

– И ни за что не поверишь, что я бы хотел вам помочь? А потом – просить лорда позволить вступить в ваши ряды.

Айдан запрокинул голову и громко заржал.

– Твою мать, самая идиотская попытка внедрения, с которой я сталкивался, – он прижал пальцы к глазам, а потом всмотрелся в напряженное лицо. – Но если это правда, то ни наемникам, ни тем, кто продает своих за собственную шкуру, у лорда Эамона не место, – холодно закончил он.

– А много ты видел попыток? – негромкий вопрос, и Айдану расхотелось продолжать разговор. Он грубовато толкнул его за плечо в сторону передатчика, который техники приволокли из трофейного гравикоптера и уже споро настраивали.

– Давай, займись делом.

Следующие несколько минут сюрпризов не принесли. Наемник бодро отрапортовался, сыпля стандартными фразами, среди которых не было ни одной, которую можно было бы принять за кодировку – но, кто опять же знает систему гильдийцев? Приходилось принимать, как есть – и рассчитывать на своих разведчиков, что в случае чего – успеют дать предупреждение.

– Отлично, – скупо бросил Айдан и отпустил техников. Подозвал адъютанта, забрал шлем, надел.

– Готовность пять минут, потом снимаемся, – скомандовал в коммер, выслушал отчеты о завершении всех сборов и подошел к своему трофею.

– Надеюсь, ты в хорошей форме, – сообщил он, перерезая ножом веревки, стягивавшие руки. Дал минуту, чтобы растереть кожу и разогнать застоявшуюся кровь, а потом защелкнул сверху гравитационные браслеты. – Вот так, – внутри поднималось незнакомое удовлетворение от созерцания тусклого металла на чужих запястьях. – Держаться будешь рядом со мной, не дальше десяти метров. Надеюсь, понятно, почему?

Наемник кивнул. Такие наручники были явно ему знакомы. Движений они сверх меры не ограничивали, на марше не мешали, но фиксировались в любой позиции по команде владельца, а еще – могли оторвать ту часть тела, на которую были надеты, если гравитационный поводок между владельцем и арестованным натягивался выше установленного лимита. Так что, проблем никаких не предполагалось.

Стоянки отряд достиг, когда окончательно стемнело. Озеро оказалось дальше, чем они рассчитывали – старые карты, глушь, перебои со спутниковой связью. Воздух уже был ощутимо холодным, хотя от прогретой за день земли и даже от воды поднимался теплый пар. Еще час-полтора, и тепло уйдет, сменившись промозглой стужей. Оставшееся время нужно было использовать по полной, чтобы разбить лагерь, организовать заставы и распределить дозоры.

Место было хорошим, удобным, с прекрасным природным экранированием, а что радовало больше всего – за те два часа, что они шли сюда, разведчики не засекли больше ни одного разъезда. Трофейный наемник хорошо сделал свое дело. По его словам выходило, что в этом секторе попавший в засаду Кусланда мобильный отряд был единственным, остальные распределились по другим координатам, охватывая широкий круг с центром в точке падения аварийного шаттла.

– Пока я выхожу на связь и докладываюсь, они сюда и не сунутся, – говорил после очередного сеанса связи Зевран. Так звали наемника. Имя было непривычным для уха, далеким, словно расстояние от центра Империи до дальних ее рубежей. – У них не так много людей, а район поисков с каждым часом увеличивается. Так что сегодня, да и вообще, можно не торопиться. Сбавить темп, чтобы не загнать твоих людей и лорда Геррина.

Кусланд больше отмалчивался на разговоры наемника. Тот оказался до невозможности словоохотлив, едва сообразил, что прямо сейчас убивать его не будут. А может, надеялся, что так сможет выгадать себе немного больше шансов на жизнь. Это было, конечно, проблемой. Оставить в живых наемника Айдан не мог. Просто не имел права – тот, кажется, тоже все понимал. Но трещать не прекращал. В прочем, никто все равно не собирался делиться с ним планами и целью передвижения отряда. Кроме того, во всей красе вставала еще одна проблема: спать им придется вместе. Оставлять наемника ночевать под открытым небом значило обнаружить поутру окоченевшее тело, что на данном этапе Айдана не устраивало никаким образом. Значит, предстояли суровые тренировки на выдержку и силу воли.

А еще Айдану до смерти хотелось помыться. Три дня в боевой выкладке на марш-броске – бывало и круче, но сейчас вода была в наличии, как и сама возможность. И он просто чувствовал, как чешется кожа под одеждой. Удостоверившись, что его вмешательства или внимания больше ничто в лагере не потребует, он махнул рукой, схватил ранец с индивидуальным комплектом, еще один сунул в руки опешившему наемнику, и утащил его за собой в сторону озера.

– Раздевайся, – приказал он тому, проигнорировав брошенный в его сторону пристальный взгляд, и сам скинул с себя опостылевшую до дрожи грязную форму. Вода была чудо как хороша, холодная, но еще не ледяная. В самый раз, чтобы скинуть лишнее напряжение и как следует взбодриться. Краем глаза он наблюдал за замявшимся на берегу наемником, решавшим проблему мировой важности – снимать ли белье или идти как есть.

– Целиком, – разрешил он чужие сомнения, почувствовав, как разъезжаются в ухмылке губы, и чуть натянул поводок. С берега раздались тихие ругательства, негромкий плеск, а чуть позже Зевран, ежась, оказался рядом с ним.

– Вода холодная, командир, – едва заметно растягивая гласные произнес Зевран, - Ты решил избавиться от меня таким изощренным способом?

Айдан поймал его руки, свел запястья вместе, фиксируя наручники на уровне груди, и провел ладонями от его подмышек до бедер. Кожа, как он и ожидал, была упругой, горячей, особенно по контрасту с озерной водой, и приятной на ощупь. Нет, трахать пленных – гнусное дело. Айдан не раз слышал ходившие подпольно байки среди бойцов – жизнь она разная, однако сам не собирался опускаться до подобного. Правда, одного конкретного пленного оттрахать хотелось сейчас так, что яйца звенели. Бы. Если бы вода не была такой благословенно холодной. А раз нельзя трахать, то уж отказывать себе хоть в каком-то развлечении он не собирался.

Развернув Зеврана спиной к себе, он плеснул на ладони из бутылька и принялся намыливать его спину.

– Считай, это эксклюзивным обслуживанием, – шепнул он, наклонившись к чужому уху. – Просто помогу тебе с помывкой.

Низкий смешок ухнул, как показалось, сразу в яйца, зато он почувствовал, как расслабляется под руками чужое тело.

– Если бы я знал, что в отрядах Эамона такой сервис – сразу бы прибежал с жетоном наперевес. Наниматься, – протянул Зевран, едва заметно прогибаясь под прикосновениями. Айдан готов был поклясться, что он ласкается.

– Не в каждом, – хрипло ответил он и, придержав чужое бедро, легко надавил между лопаток, заставив чуть нагнуться вперед. Едва видимый в темноте изгиб ягодиц с узкой ложбинкой промеж них просто звал скользнуть туда пальцами.

– Я бы нашел, – голос Зеврана упал до такого же шепота, как и его собственный. Будь он проклят, если наемник, так же как и он, не получал сейчас от происходящего своей доли извращенного удовольствия. Пальцы проникли между половинок, нащупывая жар и пульсацию туго сжатого входа. Голова казалось сейчас взорвется от ощущений. А сквозь туман в сознание проникли чужие слова.

– Я понял, – жарко прошептал Зевран, – ты, наконец, осознал, что через пару дней тебе придется меня убить, и потому решил взять все, что сможешь. – Его голос в конце сорвался на стон, и он подался бедрами назад, пытаясь насадиться на пальцы. – Вполне одобряю такой подход.

А Айдана будто облили холодной водой. Или кипятком, раз уж он и так почти по пояс находился в студеном осеннем озере. Он убрал руки, коротко придержав чужие бедра, и медленно выдохнул, пытаясь успокоиться. Это ж надо было так забыться…

– Дальше сам, – бросил он и с головой нырнул в ставшую уже почти ледяной воду. Запоздало сообразил отпустить поводок, давая Зеврану свободу маневра. Наскоро ополоснулся и вернулся в палатку.

Наемник появился несколькими минутами позже, неуверенно помаячив у входа в палатку. Айдан откинул полог, давая понять, что ночлег его ждет рядом. Подождал, пока тот устроится в тесном пространстве, зафиксировал наручники и набросил сверху термоплед. Выключил освещение – материал палатки не пропускал свет наружу. Очередной бонус при службе у Герринов – походные комплекты высшего класса.

Зевран все это время молчал, никак не комментируя произошедшее на озере, и Айдан был ему за это смутно признателен. Наемник вообще, кажется, удивительно тонко ощущал перепады его настроения.

«Все, по возвращении – в бордель. В два. На неделю. Или на три», – устало решил Айдан, закрывая глаза. Ненормально так реагировать на едва знакомого человека. Вообще незнакомого – если вспомнить, что захотелось сделать с наемником при первой же встрече. Воздержание Айдан не практиковал, подавителей либидо не принимал, так что все происходящее не поддавалось никакому объяснению.

– Теган Геррин ведь младший брат лорда Эамона? – нарушил вдруг тишину негромкий голос.

– Да. Почему ты спрашиваешь?

– Мне интересно, почему вас никто не встречает, – помолчав, ответил Зевран. По изменившемуся звуку его голоса Айдан понял, что тот повернулся к нему лицом. – Он – важная персона, вероятно, везет с собой нечто очень значимое для противостояния Мак-Тиров и Герринов в борьбе за кресло Системного лорда. Одно это должно было заставить лорда Эамона выслать не один корабль, пусть даже с лучшим своим отрядом, но как минимум, обеспечить поддержку. И не допустить, чтобы корабль с его братом и чем-то очень важным, был подбит наемниками. – Следить за размышлениями Зеврана оказалось интересно. И познавательно. – А то, что при Тегане оказался лирий, – продолжил тот, – превращает эту загадку в нечто занимательное. Ты ведь в курсе, что право на использование лирия есть лишь у персон рангом не ниже Системных лордов?

Айдан прекрасно это знал. Как и то, что вся эта история с самого начала пахла очень подозрительно.

– И тебя, мой дорогой командир, должны расстрелять как минимум дважды, – почти в ухо прошептал проклятый наемник. – Эамон – за то, что ты рассекретил наличие у него такого оружия, и Империя – за то, что применил, не имея на то права.

Айдан глухо сглотнул пересохшим горлом. Он думал, конечно, о таком исходе, но рассчитывал на лорда Эамона. Но почему-то именно сейчас внутри поселилось смутное, не до конца оформившееся сомнение.

– Так почему вас никто не страховал?

– Это была спонтанная акция. Теган не успел никому сообщить, когда на Гварисе на него свалилось все это богатство, и ему пришлось срочно бежать, пока была возможность. Он успел только вызвать нас, даже не успел доложиться брату.

– А, – хмыкнул Зевран. – Тогда это, конечно, все объясняет. – И, судя по шороху, снова отодвинулся. Через несколько мгновений Айдан услышал его ровное дыхание, а сам еще некоторое время лежал без сна, вертя в голове тяжелые, холодные мысли.

Следующий день не был чем-то примечательным, такой же выматывающий, как и четыре до него. Лорд Геррин уже не сверкал улыбкой и казался подавленным, хотя цель их броска приближалась с каждым часом. Насколько понял из короткого разговора Айдан – тот все сильнее беспокоился за брата. Лорд Теган так же не понимал, почему за почти пять стандартных суток никто не появился, чтобы подхватить их с Весты. Маяк, к которому они направлялись, изначально был крайней мерой, и никто толком не верил, что он им понадобится. Просто нельзя было сидеть на месте, в ожидании наемников Мак-Тира. А теперь казалось, что маяк оказался едва ли не единственной их надеждой.

Ближе к вечеру они наткнулись на тектонический разлом, который тоже не был отмечен на старых картах. Преодоление внезапной помехи отняло еще несколько драгоценных часов, и Айдану начало казаться, что к маяку в нужный срок они не успеют – словно неприятности решили не выпускать их из лап. Одно радовало – преследователей по- прежнему не было ни на горизонте, ни на радарах.

Устраиваясь на ночевку, Айдан чувствовал, что напряжение, все это время подспудно нараставшее внутри, достигло своего предела. Сон не шел, и он долгое время составлял компанию дозорным, раз за разом прикидывая планы на завтрашний день и глуша недобрые предчувствия.

В палатку он пришел далеко за полночь и не ожидал напороться на чужой внимательный взгляд.

– Я думал, ты давно спишь, – буркнул он, не ожидая ответа, и повалился на спальник, устало прикрыв глаза.

– Я ждал тебя.

– О? – он с интересом приоткрыл один глаз и улыбнулся. – Прости, детка, но я сейчас не настроении. – Впрочем, продолжать или развивать шутку настроя и вправду не было. Он глубоко вдохнул, но тут же напрягся, почувствовав нависшее над ним тело. Вскинул глаза, глядя на склонившегося над ним Зеврана. Вспомнил, что не зафиксировал наручники и тут же послал эту мысль боком. Потому что смотрел тот на него так, что все опять вмиг сделалось неважным.

– Я знаю, куда вы направляетесь. Слышал мельком ваш разговор с Геррином, – тихо произнес Зевран. Совсем не то, что Айдан хотел бы от него сейчас услышать. Потому закинул руку на обтянутое тканью крепкое бедро и коротко его погладил.

– Что, теперь сбежишь и попытаешься передать наши координаты своим дружкам?

Зевран не ответил, вглядываясь в его лицо.

– Значит, завтра все будет кончено?

Между ними повисла тишина. Айдан прекрасно понимал, о чем его спрашивал наемник. Но не мог ничего ответить. Он не хотел его убивать. И не мог не убить.

– Спи, – прошептал он. – Завтра разберемся.

– Ну, уж нет, командир, – хрипло усмехнулся тот, – Я не хочу так бездарно потратить свою возможно последнюю ночь.

И осторожно, словно опасался рывка наручников, положил руку на грудь Айдану, легонько его погладив. Айдана будто подкинуло. Он схватил чужую ладонь и стиснул, отрывая от себя.

– Не нужно, – он качнул головой. – Ты не должен этого делать.

– Да, конечно, – улыбка на губах у Зеврана была странной. – Предворяя твои слова, сразу скажу, что прекрасно знаю все твои аргументы о том, что ты ни за что не трахнешь пленника, потому что это противоречит твоим принципам.
Айдан глядел на него с немым изумлением.

– Видишь, я хорошо успел тебя узнать, – шепнул тот, явно провоцируя. – А если я скажу, что хочу сам?

Он потянул его руку туда, где в паху туго натянулись форменные штаны и легонько потерся о нее, едва слышно втянув воздух сквозь сжатые зубы.

– Но… – Айдан тряхнул головой, силясь стряхнуть бешеное возбуждение, нахлынувшее на него неудержимой волной.

– Забей, командир, я просто хочу трахаться, – и Айдана сорвало.

Он перекатился, навалившись на сильное, горячее тело, втиснул колено между раскрывшихся бедер и вздернул чужие руки над головой, намертво зафиксировав положение браслетов.

– А без этого не обойдемся? – хрипло спросил Зевран, облизнув губы. Айдан намертво прикипел к ним взглядом, мигом вспомнив все, что хотел сотворить с ними с самого начала.

– Ищи других идиотов, – отозвался он. Одной рукой он опирался на землю возле виска Зеврана, второй – расстегивал форму, стягивал штаны, стараясь поскорее добраться до горячей кожи. Отстранился, скидывая китель, майку, расстегнул собственные брюки, освобождая давно вставший и наливший кровью член. Скользнул вдоль раскинувшегося под ним тела, с наслаждением потираясь обнаженной плотью. Приник губами к напряженному горлу, собирая на язык чуть солоноватый терпкий вкус.

– Так и думал, – простонал Зевран, изгибаясь в его руках и тоже пытаясь потереться об него всем телом. Айдан содрал наконец с него штаны и провел пальцами по ложбинке между ягодиц, закинув его ноги себе на талию.

– Дай мне, – Зевран дышал тяжело, смотрел затуманенными глазами. Айдан не сразу сообразил, о чем он, но потом поднес пальцы к его рту, завороженно наблюдая, как тот обнял их своими губами, пропуская далеко во влажную глубину. Айдан скользнул по языку, осторожно вытянул пальцы и, не разрывая зрительного контакта, опустил руку вниз, вводя их в судорожно сжавшееся горячее отверстие.

– Твою... – Зеврана выгнуло. Он запрокинул голову, выставив обнаженное беззащитное горло и заметался. Айдан с внимательностью маньяка впитывал все эмоции, что мелькали на его лице, двигал пальцами внутри, ощущая жаркое сокращение неподатливых мышц, ловил прерывистое дыхание с раскрывшихся губ.

– Демоны… - Зеврана потряхивало. – У вас в походных комплектах не предусматривается смазка? На случай, если придется трахать пленных?

С губ сорвался нежданный смешок.

– Пленным приходится терпеть и демонстрировать свою радость, – что он несет, демоны его раздери?

– Демонстрировать радость? Какое вар..варство, – с трудом выговорил Зевран, сглотнул и внезапно посмотрел на него шальным и пьяным взглядом. – Тогда позволь мне самому тебя подготовить.. командиир… – И снова облизнулся, красноречивее любых слов показывая, как именно он хочет это сделать.

Айдана словно прошибло током – настолько откровенным выглядело приглашение, и медленно кивнул. Ослабил поводок, отпуская Зеврана, и откинулся на локтях, разведя колени. Тот скользнул к нему, опуская ладони на внутреннюю сторону бедер и ласково погладил, потерся щекой о напряженный ствол, обдавая влажным дыханием. Айдан сам почти не дышал, не отрываясь от того, что творил Зевран между его ног, боялся пропустить хоть одно движение.

– Ты знаешь, о чем я думал, когда впервые увидел тебя?

Звук хриплого смешка прокатился по телу щекотной волной.

– Сложно было ошибиться, командир... Ты так на меня смотрел… – и, не растягивая больше удовольствия, накрыл головку его члена своими губами. Удовольствием продрало до самых пяток. Айдан выгнулся, глубже загоняя член в жаркое нежное, распахнутое для него горло, толкнулся раз, другой, положил ладонь на затылок, заставляя принять еще глубже, и не выдержал, сорвавшись в полный удовлетворения стон. Зевран размеренно двигал головой, старательно забирая на всю длину, постанывал сам, посылая щекотные волны от члена по всему телу. Айдан кусал губы, облизывался, наблюдая, как скользит между плотно сжатых губ толстый ствол, ласково поглаживал затылок, пропуская пальцы сквозь растрепавшиеся светлые пряди, направляя и задавая движениям нужный ритм. А потом обхватил его голову обеими ладонями и осторожно снял со своего члена.

– Хватит, – шепнул он, заглянув в мутные, довольные глаза. Зевран кивнул, и Айдан толкнул его на лежанку, снова оказываясь сверху, поднял и развел колени, устраиваясь между ними и толкнулся, наконец, в горячее, ждущее тело. Плотно сжатые мышцы не выдержали натиска, расступаясь перед влажной от слюны головкой, и Айдан въехал в раскрывшееся нутро глубоким, мощным толчком. Зевран глухо охнул, забился под ним, выгибаясь, а потом раскрылся сам, подаваясь навстречу и отдаваясь на волю чужому ритму.

Утром их встретило низкое дождливое небо, скудный завтрак и понимающий взгляд лорда Тегана. Собирались быстро, не тратясь на слова и лишние движения. Вчерашнее предчувствие вновь навалилось гнетущей тяжестью. Айдан был уже окончательно уверен в том, что где-то что-то сорвалось с орбиты и понеслось ко всем демонам.

Время поджимало – до выхода спутника из зоны покрытия маяка оставалось всего несколько стандартных часов. Можно было отправить лорда Геррина с четверкой лучших бойцов на гравикоптерах – однако такой риск был последним, что Айдан предпринял бы. Пока шанс оставался, он предпочитал охранять лорда максимальным количеством бойцов.

Еще через пару часов Зевран не смог выйти на связь со своим кораблем – и это было не просто подозрительно, это было необъяснимо. Наемник хмурился и выглядел растерянным и напряженным. А когда через несколько километров им начали попадаться обломки, в которых невозможно было не опознать останки звездного крейсера, и вовсе превратился в молчаливого истукана, только нехорошо щурился и что-то прикидывал.

Наскоро обследовав обломки, они опознали в них останки корабля, что подбил их на орбите Гвариса – вот почему Зевран не мог связаться со своим командованием: его просто больше не существовало. Первым предположением, и самым очевидным, было то, что к Весте подошло подкрепление с Эрклифа, и именно оно уничтожило наемников Мак-Тира, однако подозрительно молчание в эфире настораживало. Стоило получше осмотреть место крушения, возможно, найти бортовые самописцы с шифровками последних минут – информация могла оказаться критически важной. Зевран так же изъявлял желание разобраться с этим делом как можно серьезнее. Но времени у них практически не оставалось.

– Что ж, мой друг, – решил лорд Теган. –Тот самый момент, когда двое лучше, чем один, потому что могут быть в двух местах одновременно.

Айдан еще колебался, но Геррин уже все для себя решил. И внезапно для всех вперед вышел Зевран.

– Еще говорят, что хорошо быть предводителем – всегда можно послать перед собой армию, – улыбнулся он. – Доброй дороги, лорд Геррин.

Теган смерил того непонятным взглядом и кивнул Айдану.

– Я буду ждать вас, коммандер. Догоняйте нас, как только соберете здесь всю информацию.

Отряд быстро исчез за деревьями, отправляясь в гонку со временем, а Айдан и Зевран остались посреди обширного, усыпанного обломками погибшего корабля, пространства.

– Нужно найти центральную часть, где находилась рубка командования, – обронил Айдан, и Зевран согласно кивнул, цепко осматривая местность. Потом махнул рукой в направлении одного из самых крупных остовов.

– Думаю, это там. – Они двинулись к искореженным обломкам, а до Айдана, наконец, дошло, что было не так – нигде не было и следов огня. Будто крейсер погиб не каких-то несколько часов назад, а как минимум за несколько суток до того, как они его нашли. Что было невозможно, потому что Зевран при нем связывался со своим центром.

Он обернулся на наемника. Тот выглядел странно, настороженно, а заметив его взгляд, дернул плечом и кривовато улыбнулся.

– Кажется, лирием в этой системке пользуются вообще все, кому не лень.

Наверное, это было единственным правдоподобным объяснением произошедшему. Айдан двинулся вглубь остова, и только благодаря выучке, успел даже развернуться, когда самым краем взведенного в режиме максимальной готовности сознания уловил за спиной подозрительное движение.

– Прости, командир, – негромко и как-то грустно сказал Зевран, прежде чем густая невидимая волна силы хлестнула от него во все стороны, долетела до Айдана и швырнула спиной на выгоревшую корабельную переборку, вышибая дух.

– Псионик?! – Айдан не был уверен, что выкрикнул это вслух – настолько был ошарашен. А потом сознание вспыхнуло сверхновой и плавно соскользнуло в милосердную глухую тьму.

Очнулся он рывком, но пошевелиться не смог – руки были скованы гравибраслетами, а сам он валялся под каким-то навесом – судя по всему, в одном из тех же остовов, которые они осматривали с Зевраном. А вот где…

Тут он вспомнил последние кадры перед тем, как потерял сознание, и глухо застонал, не веря сам себе. Как, как такое вообще могло быть?

– Ты пришел в себя, командир? Я рад. – Он узнал этот голос. Почти всегда веселый и вечно тянущий нотки. А вот человека, который им обладал, кажется, вообще никогда не знал. Он смотрел на склонившегося над ним Зеврана, и не мог поверить, что не разглядел в его глазах того опыта, который сейчас там отражался. Да просто наемник перестал играть, понял Айдан. Зевран просто кивнул, снова безошибочно уловив момент, когда пришло осознание, и легонько погладил его по скуле. Наручников на нем не было. Сопоставив этот факт с собственной неподвижностью, Айдан облился холодным потом, внутренне проклиная себя за дурость, глупость и вообще за все сразу. Оптом, на всякий случай – вдруг, больше не представится?

– Когда? – выдохнул он.

Зевран улыбнулся краем рта.

– Да почти сразу. Не обвиняй себя, командир, ты не мог знать, что у наемника будут вшивки на лирии.

– И что теперь?

– Да ничего, – Зевран поднялся. – Я не могу здесь долго оставаться, а вот ты еще полежишь, пока все не закончится.

– Да что здесь происходит? – выкрикнул Айдан. – Что с моим отрядом, что с лордом Геррином?!

На этот раз взгляд, которым его одарил Зевран, был скупым и оценивающим.

– Знаешь, командир, если б ты не был так безразличен к тому, что творится в твоем родном доме, возможно, не оказался бы в такой ситуации. Твой отряд, вероятнее всего, погиб, лорд Геррин – с меньше долей, но так же мертв.
Айдар зарычал, словно раненный, и дернулся в своих путах. Безрезультатно, конечно.

– Что произошло? Какого демона? Ты!

– Знаешь что, все-таки придется мне рассказать тебе кое-что, иначе все мои усилия окажутся напрасными, и ты убьешься где-нибудь по собственной неосмотрительности. – В голосе его проскользнула легкая насмешка, но сам он оставался серьезен. – Слушай меня внимательно, командир. Наемники, которых вы считали людьми Мак-Тира, были наняты лордом Эамоном. Не перебивай, – резко одернул Зевран. – Слушай. Именно он приказал уничтожить ваш корабль на выходе из пределов Гвариса. А затем, судя по всему, замел следы, уничтожив и самих наемников. Твои люди отправились к маяку и сами обнаружили себя перед лордом, так что не думаю, что среди них остался кто-то живой. А для тебя лучшим выходом будет притвориться мертвым и не подавать признаков жизни хотя бы полгода, пока все не уляжется. Если это кажется тебе странным, просто подумай о том, что мог утащить у Мак-Тира лорд Теган, из-за чего собственный брат побоялся принять его у себя и предпочел уничтожить все следы?

Зевран поднялся.

– Это пахнет большой заварушкой, и тебе не стоит светиться. Тебя просто размажет, командир.

Айдан молчал, пытаясь осознать свалившееся на него знание, и чувствуя, как рушится мир, в котором он до этого спокойно жил. И снова дернулся в оковах.

– Освободи меня! Немедленно! Я должен вытащить их!

Зевран с сожалением посмотрел на него и покачал головой.

– Этого я и опасался, – тихо сказал он, скорее сам себе, и протянул руку, касаясь лба Айдана. – Спи, командир, – услышал тот, прежде чем снова свалился в ватную глухую тьму. – Помни, что я тебе сказал и не высовывайся.
Очнувшись снова, Айдан никого не нашел – он был абсолютно один среди обломков крейсера, и судя по всему, на многие и многие мили кругом. Голова гудела, а в груди поселилась неуемная, горячая, жаркая, злая… Не важно, он найдет название позже. Разве только разберется со всем, что тут произошло, и куда его втянуло чужой игрой.

«Безразличие?», – вспомнил он слова Зеврана.

«Что ж, я готов посмотреть, что находится по другую сторону безразличия».

И медленно сжал руку в кулак.

Конец 1 части.





@темы: персонаж: Кусланд, персонаж: Зевран, отношения: слеш, отношения: гет, не-только-бабье лето, кинк: связывание, кинк: pwp, Большой куш!, Dragon Age: Inquisition, Dragon Age Origins + Awakening, персонаж: Хоук

Комментарии
2016-10-18 в 13:27 

История Хоук и Миирана улыбнула)) особенно фейспалм в конце)))
"Салага" - интересный вариант знакомой истории. Неожиданная развязка, и такой неискушенный, но пылкий Кусланд, мимими!

URL
2016-10-18 в 13:52 

Большой куш!
Самая увлекательная игра – та, в которой ты выигрываешь
Гость, :friend: Спасибо вам, дорогой читатель!

2016-10-24 в 23:29 

Большеникогда!
не мой кинк, но понравилось. Мииран явно влип :eyebrow: спасибо, что додали по отп.

URL
2016-10-25 в 07:31 

Большой куш!
Самая увлекательная игра – та, в которой ты выигрываешь
Гость, спасибо за отзыв, автор очень рад!

2017-01-20 в 19:00 

Diana Artemis
А где можно прочесть продолжение Салаги? Уж очень люблю я такие аушки.

2017-02-06 в 18:52 

Sea Hawk
Соль в том, что всегда есть другая соль
Diana Artemis, Продолжения пока нет, но я работаю над этим) Будет лежать здесь, когда я доберусь все это отредактировать. Спасибо за интерес :sunny:

   

Вестник "Распутная Вдова"

главная