Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
22:52 

crossitoverteam
Безобоснуйно, но факт







Название: C+C=L
Пейринг/Персонажи: Императрица Селина/Корво Аттано
Кроссовер: Dishonored
Категория: гет
Жанр: PWP
Кинки: Established Relations, секс тайком
Рейтинг: R
Размер: ~ 900 слов


Корво вытянул руку и, не глядя, поймал надоедливо зудевшего комара. В частности за это он не любил встречи в саду. Другой причиной было то, что открытое пространство дворцового парка со множеством закоулков и беседок его порядком нервировало. Количество стражи вокруг при этом не играло никакой роли.

Рядом Глава Тайной Канцелярии что-то негромко втолковывал молодой императрице. Судя по застывшему на лице выражению вежливой доброжелательности, Селине это что-то было совершенно не по нраву. Но она слушала, не перебивая, лишь изредка позволяла себе быстрый взгляд в сторону Корво.

Он в который раз задался вопросом, зачем потребовалось назначать встречу с герцогом де Шалоном вне дворца — тяжелые серо-свинцовые тучи всем своим видом обещали жителям Дануолла минимум неделю ледяного осеннего дождя и уж точно никак не располагали к прогулкам.

Герцог наконец замолчал, выжидательно уставившись на Селину. Ветер слегка шевелил миниатюрное желтое перо, приколотое к лацкану его сюртука. Императрица нахмурилась, поджала губы, но все же поставила свою подпись на лежащем перед ней документе. Герцог склонился в придворном поклоне — ни дюймом ниже, чем полагалось по этикету.

— Он никогда не простит тебе того, что ты обставила его в Игре, — заметил Корво, глядя в спину удаляющегося быстрым шагом Главы Тайной Канцелярии.

Селина прикрыла глаза, слегка откинулась назад, позволив себе легкую улыбку.

— Гаспар слишком прямолинеен, это не всем приходится по душе.

— На его стороне немало влиятельных дворян: Леди Бойл, герцог Ремаш, Пендлтоны…

— Пендлтоны надменны и уверены в собственном превосходстве, они на стороне того, кто выигрывает. На моей. К тому же не забывай про Верховную Смотрительницу Беатрикс. Пока она возглавляет Аббатство, Гаспару ничего не светит.

— Пока... — с сомнением протянул он.

Селина поднялась.

— Ты слишком много думаешь не о том, Лорд-защитник. Я хочу пройтись.

— Как прикажете, величество.

Она стремительно шла вперед, безошибочно выбирая дорогу среди запутанных тропинок лабиринта. Корво только и оставалось, что следовать за ней, с подозрением всматриваясь в каждый куст, каждую тень. Перед входом в беседку, так густо увитую виноградом, что невозможно было разглядеть, что внутри, он придержал Селину за локоть.

— Ох, ну перестань же! — Она раздраженно дернула плечом, затем решительно переступила порог. — Вокруг полно стражи.

— Я им не доверяю.

— Ты никому не доверяешь.

Селина потянула его внутрь. Прижалась всем телом, судорожно вздохнула.

— Нас увидят, — пробормотал Корво.

— Ну и пусть! — застонала она, приподнимая подол платья.

Он погладил ее между бедер и замер в ожидании.

— Корво… — Селина негромко всхлипнула, сама потерлась промежностью о его ладонь.

Она была влажная, горячая. Она раскрывалась в его руках подобно цветку, срывающимся голосом шепча что-то неразборчивое. Она была его. Безоговорочно. Безраздельно.

Он все-таки не выдержал первым, грубо подхватил ее под ягодицы, приподнимая. Уложил на широкую мраморную скамью. Оба застыли, привыкая друг к другу после недолгой, но все же разлуки. Корво наклонил голову, уткнулся носом между ее ключиц, вдыхая тонкий аромат розовой пудры. Селина нетерпеливо шевельнула бедрами. Он закрыл глаза, подстраиваясь под заданный ею ритм.

Вверх-вниз. Вверх-вниз.

Рядом послышались голоса. Стражники остановились напротив беседки, жалуясь на непогоду и дорожающую день ото дня ворвань.

Корво впился в губы Селины поцелуем, заглушая и без того едва слышные стоны. Он и не думал останавливаться. Просто не смог бы.

Селина задрожала, прогнулась в пояснице, яростно и больно стискивая его плечи. Этого было достаточно, чтобы Корво окончательно потерял самообладание — не сдерживаясь больше, он с шумом выдохнул сквозь сжатые зубы.

По крыше беседки часто забарабанили капли дождя и стражники наконец убрались.

Тяжело дыша, Корво вяло подумал, что хотел бы остаться навсегда вот так, в пене кружевных юбок Селины, прижимаясь щекой к ее выскользнувшей из корсажа небольшой грудке. И чтобы не надо было прятаться, пролезать ночью в спальню императрицы, любить друг друга тайком; чтобы не было сплетен и шепота за спиной. Он чуть повернул голову и лизнул нахально торчащий перед его носом бледно-розовый сосок. Селина ойкнула, ощутимо вздрогнув всем телом.

— Мое сердце, — прошептала она, — всегда будет там, где ты. Ты ведь знаешь?

Корво кивнул. Говорить не хотелось. Мраморная скамья, слишком узкая для двоих, уже не казалась такой удобной, как еще пару минут назад. Он тряхнул головой и сел. Погладил затянутую в светлый чулок ножку и, с трудом оторвавшись от соблазнительного вида распластанной на скамье Селины, без белья, с задранным до талии платьем, поднялся. Дождь вот-вот прекратится, а им не стоит задерживаться в саду дольше необходимого.

Селина выудила откуда-то крошечное зеркальце и теперь поправляла выбившиеся из прически золотистые локоны, пока Корво одергивал ее порядком измятую юбку.

— Помнишь Бриалу? Девочку, с которой я дружила в детстве?

Он снова кивнул. История с внезапным исчезновением из Башни Дануолла подруги наследницы престола Бриалы Копперспун, бывшей в то время подмастерьем пекаря, стоила ему тогда немало нервов. Бриала вскоре нашлась уже в качестве ученицы Соколова, но Корво дал себе слово и на пушечный выстрел не подпускать эту странную девицу к Селине.

— Когда она увидела тебя впервые, то сказала, что именно ты должен стать моим Лордом-защитником.

— Да ну?

— Да. Я рада, что она оказалась права. — Селина поднялась на цыпочки, легко мазнув губами по его щеке. — Тебе определенно стоит побриться перед сегодняшним приемом.

— Как прикажете, ваше величество. Дождь кончился, пойдемте.

Селина царственно улыбнулась и подала ему руку для поцелуя.

— И вот еще. Мне нужно будет поговорить с Верховной Смотрительницей с глазу на глаз, постарайся держать соглядатаев Гаспара подальше от нас. Ты знаешь, что делать.

— Знаю, — улыбнулся Корво.

Императрица и ее телохранитель чинно, как ни в чем не бывало, проследовали к Башне Дануолла.





Название: Подруга Рыжей Дженни
Пейринг/Персонажи: Сэра/Цири
Кроссовер: А. Сапковский «Ведьмак», игры серии «The Witcher»
Категория: фемслэш
Жанр: PWP, джен
Кинки: фетиш, секс с применением посторонних предметов
Рейтинг: R
Размер: ~2000 слов


«Знание универсально, Зираэль, — обычно говорил Аваллак’х. — И не только знание, но и людские повадки. Следуя меж мирами, ты сможешь, конечно, обнаружить нечто захватывающе новое, но чаще всего будешь сталкиваться с тем, что давно и до тошноты знакомо. А потому снизь-ка свои ожидания».

Знающих не зря так называют. Аваллак’х безусловно знал, о чем говорил.

Очередной мир не слишком отличался от того, в котором Цири родилась. Возможно, отличия все-таки были, но пока что Цири не заметила ничего существенного. Здешний язык она научилась понимать почти с ходу, он изрядно напоминал всеобщий, хотя и изобиловал множеством непонятных словечек. Город Денерим, в котором Аваллак’х велел его дожидаться, пока он решает очередные жутко таинственные дела, заставил Цири вспомнить Ривию, Новиград и Вызиму одновременно. От Новиграда тут были крепкие городские стены и выцветшие красные крыши, шумный рынок и разномастная толпа на городской площади, от Вызимы — пронизывающая сырость из-за близости воды, от Ривии — вездесущая грязь и квартал нелюдей, который здесь называли «эльфинажем». Да, эльфов здесь недолюбливали точно так же, как в Темерии или Редании, и Цири даже что-то слышала о кочевых племенах, которые ушли далеко от городов, чтобы люди их не трогали. Хотя, в отличие от «белок», эти эльфы-отшельники вроде как вели себя более мирно. Но люди все равно презирали как городских эльфов, смирившихся и бессловесных, так и кочевников, но вторых они еще и боялись — конечно, не желая в этом признаваться.

Именно поэтому Цири удивилась, когда за ее стол в таверне нахально подсела эльфка — молоденькая, с соломенными растрепанными волосами, в яркой, но старой и штопаной-перештопаной одежонке.

— У тебя здоровский меч, — заявила она, бесцеремонно плюхнувшись на скамейку. — И ты им прямо умеешь махать, да?

— Махать мечом кто угодно сможет, — фыркнула Цири, отставив в сторону пустую миску из-под жаркого. — Я им предпочитаю убивать. Использовать, так сказать, по назначению.

— Убивать, — эльфка скривилась, будто ей под нос положили дохлую синицу. — И кого ты им убиваешь?

— По-разному, — задумчиво ответила Цири, погружаясь в не слишком приятные воспоминания. — Чудовищ. Иногда людей — только если уж сильно приспичит. Было время, когда я считала, что убивать весело. Но это давно в прошлом.

— Чудовищ? — глаза белобрысой эльфки жадно загорелись. — Моровых зверей, что ли? А драконов? Ты когда-нибудь убивала драконов?

— Нет, — покачала головой Цири. — Там, откуда я родом, с драконом может справиться только ведьмак. — Цири задумчиво посмотрела на медальон Кота, привешенный к ремешку на куртке. — Но ведьмаки выходят на драконов, если только те нападают на людей. Поэтому — нет, я не убивала драконов.

— Ведьмаки? Это как маги, да? — переспросила эльфка. — Ты — маг, что ли? Бр-р-р! Терпеть не могу магов и эту их дурацкую магию! Но ты не похожа на мага. Нисколечки не похожа. Я думала, что ты просто какая-то наемница — заезжая, потому что вещички на тебе не ферелденские.

Цири усмехнулась. Любого ведьмака в какой-то степени можно назвать наемником. Да только было ясно, что о ведьмаках в этих краях понятия не имеют.

— Не совсем, — уклончиво ответила она. — А почему ты так боишься магии?

— Все боятся магии, — уверенно ответила эльфка. — Потому магов забирают в Круг и сажают в башни под надзор храмовников. Иначе их одерживают мерзкие демоны из Тени, и маги начинают творить страшное. Очень страшное. Маги опасны. Так ты маг? Ты сбежала из Круга?

Цири смутно вспомнила подслушанный недавно разговор, из которого смогла отчасти понять, что магов здесь держат в некоем подобии тюрем, потому что боятся, что их дар может выйти из-под контроля. Цири ни разу не пользовалась в этом мире собственным даром, даже не пробовала, чтобы не подать ненужного сигнала Эредину и его Всадникам, но она знала, что порой не может совладать с живущей в ней Силой. Нужно было быть осторожнее.

— Нет, — мотнула головой она. — Видишь мой меч? Думаешь, я носила бы его, если бы могла просто кого-нибудь сжечь?

— Нет, — радостно согласилась эльфка. — Точно. Меч. У тебя меч, а не посох. Как тебя зовут? Я — Сэра. Мне показалось, что тебя может заинтересовать одна работа, которую тебе хочет предложить Рыжая Дженни. Ведь тебе нужны деньги, так?

— Кто такая эта Рыжая Дженни? — спросила Цири. Деньги ей, конечно же, были нужны. Монеты, вырученные за проданный на рынке небольшой камешек, уже заканчивались. Похоже, эльфка умудрилась случайно подслушать, как Цири яростно торгуется со здешним корчмарем.

— Рыжая Дженни, — эльфка перегнулась через стол и заговорщически сообщила: — это сила. Мы — друзья Рыжей Дженни. Так что? Хочешь поработать?

— Да, — кивнула Цири. — Меня зовут Цирилла. Цири. Рассказывай.

Эльфка радостно взвизгнула и, вскочив из-за стола, указала на дверь. Цири пошла за ней следом, бросив на стол предпоследний медяк. До момента, когда Аваллак’х вернется за ней, нужно было как-то продержаться.

***

Дело было настолько же плевым, насколько странным. Цири нужно было просто стоять около дверей одного богатого дома, пока Сэра и ее приятели что-то устраивают внутри, и следить, чтобы те не попались стражникам. О том, что стражников пришлось бы убить, если бы они подняли шум, речи не было — Сэра утверждала, что Рыжая Дженни не одобряет лишнюю кровь. Их следовало запутать, обмануть или, на крайний случай, вырубить ненадолго. Цири недолго колебалась, принимать ли предложение — ей отчаянно были нужны деньги. А постоять на улице было совсем несложно.

К счастью, никто мимо так и не прошел. Цири, опираясь плечом на стену, едва не задремала, но вскоре ее заставил встрепенуться звук открывающегося над головой окна.

— Готово! — Сэра свалилась откуда-то сверху, одернула покрытую пылью одежду и, захихикав, дернула Цири за рукав: — Сваливаем!

Они побежали по переулку прочь, а когда, неприятно запнувшись, Цири остановилась, чтобы посмотреть на носок своего сапога (на тонкой коже появилась некрасивая царапина), и оглянулась назад, то услышала с той стороны, откуда они бежали, визг и ругань. Сэра, тоже остановившись, захохотала и, вытерев выступившие слезы, объяснила:

— Так ей, говнючке-знатнючке! По крысе в каждый ящичек ее золоченого комода, мышь под подушку, крысу в бельевой ящик, крысиные катышки в шкатулку с камешками. Не будет больше слуг лупить и в погреб сажать почем зря. Пусть теперь ее крысы жрут!

— Ты и твои друзья мстите богачам за то, что они обижают бедных? — догадалась Цири.

— Ага, — кивнула Сэра. — Рыжая Дженни знает все: кто бьет слуг, кто издевается над носильщиками на рынке, кто орет на эльфов, которые слишком медленно кланяются, кто еще какую гадость делает. Только не говори, что ты не только маг, но и знатнючка, и такие делишки тебе не катят!

— Я не... — Цири осеклась. — Ну почему же. Если кто-то кого-то обижает, то он заслуживает наказания.

— Вот и я о том же, — улыбнулась Сэра, шмыгнув носом. — Давай-ка двигать отсюда. Эта сучка может и стражников пустить квартал прочесывать. А я не хочу, чтобы меня на площади пороли. Бежим, ага?

***

Аваллак’х не появлялся уже довольно долго. Ксеновокс, который Цири тщательно прятала среди своих вещей, молчал. Магический артефакт она не показывала никому, опасаясь, что ее сдадут храмовникам — как она поняла, это были рыцари вроде Охотников за Колдуньями, правда, вели они себя не в пример лучше. Не показывала даже Сэре, в комнатушке которой недавно обосновалась. Сэра предложила ей это сама и весьма умилительно придумывала на ходу причины, почему Цири будет лучше съехать из «Покусанного дворянина» в небольшой домик неподалеку от рынка. Цири, сдерживая улыбку, слушала ее сбивчивые аргументы, а потом сказала:

— Ты мне тоже нравишься, Сэра. И я буду рада погостить у тебя.

Эльфка сначала покраснела, потом начала хихикать, а потом, подскочив, повисла у Цири на шее, болтая ногами:

— Я знала, знала-знала, что ты поймешь, Светляшечка! Вот увидишь, у меня уютно. Очень-очень! И есть шкафчик для всякой шняги. У тебя же много барахла, ага?

Барахла у Цири было как раз немного. А комнатка была уютнее и теплее, чем та, которую Цири с трудом снимала. И Сэра. Там была Сэра.

Она понравилась Цири не сразу, поначалу даже раздражая болтовней, смехом без причины, внезапными перепадами настроения. Но потом они почти незаметно сблизились, и Цири с удивлением поняла, что поглядывает на белобрысую эльфку чуть чаще, чем позволяли правила хорошего тона, когда-то втолкованные ей бабкой Калантэ. К счастью, Сэра быстро ответила ей взаимностью.

***

— Гляди, какие бусики, Светляшечка, — радостно сообщила Сэра, играя красивым ожерельем из кораллов. — Достала для тебя. Зеленые глазки, красные кораллы, все путем, ага? Примерь!

— Сэра, спать хочу... — пробормотала Цири, натянув на голову подушку.

Эльфка прибежала под утро и прыгнула на кровать, едва скинув ботинки. В глазах ее горело воодушевление.

— Вставай! — Сэра выдернула подушку из рук Цири и кинула в угол. — Я хочу глянуть, как они на тебе будут смотреться. Ну, эй, покажись же!

Цири нехотя села на кровати и взяла пресловутые бусы из рук Сэры. Прохладные круглые камешки приятно перекатывались между пальцами. Нитка была длинной, очень длинной — когда Цири ее намотала на шею, свободные края свешивались почти до пупка. Сэра облизнулась, протянула руку к груди Цири и, ухватившись за виток бус, привлекла ее к себе.

— На твоих сисечках что угодно будет смотреться вкусно, Светляшечка, — мурлыкнула она, быстро стягивая с себя коротенький кафтанчик. — Ну-ка, иди сюда...

Цири с готовностью встретила мягкие губы Сэры своими, притянула к себе, помогая снять с плеч рубашку. Сэра была теплой и гладкой, как всегда пахла песочным печеньем, будто бы работала в пекарне, а не бегала по крышам с неизменным луком. Ее юркий язычок проник в рот Цири, а через секунду она резко разомкнула поцелуй и спустилась ниже.

— Самые вкусные, — прошептала Сэра, вбирая в рот сосок Цири. Пальцы ее продолжали играть с коралловыми бусами, растягивая их то туда, то сюда. Прохладные бусины скользнули по ставшей чувствительной коже, заставив Цири сладко вздрагивать.

— М-м-м, — Сэра, на лице которой появилась лукавая гримаска, выпрямилась и аккуратно отмотала бусы с шеи Цири. — У меня появилась мысль... Тебе понравится.

Когда бусинки начали, повинуясь воле Сэры, кататься по груди Цири, та не сдержала стона. Это было ярко, сладко и очень необычно. Сэра то скользила ниткой по ложбинке между грудей, то, натянув ее между ладоней, чиркала по напрягшимся соскам, то, наклонившись, следовала за коралловыми шариками теплым остреньким язычком. Ладонь ее, быстро спустившись по животу, проникла Цири между бедер, пальцы, нежно раздвинув влажные губы, прикоснулись к чувствительной точке, и Цири подалась к ласкающей руке, застонав. Сама же она нежно гладила Сэру между лопаток, ерошила ей волосы на затылке — Цири знала, что Сэра это любит. Ей тоже хотелось сделать Сэре приятно так, как той больше всего нравилось — пробраться пальцами внутрь, найти тайное местечко, от надавливания на которое Сэра начинала стискивать зубы и извиваться от удовольствия, но собственное тело, растворившись в ласках и волнах горячего восторга, не слушалось. Сэра, чувствуя, как Цири все отчаяннее насаживается на ее нетерпеливые пальцы, легко толкнула Цири в плечо:

— Ложись, — хихикнула она. — Продолжаем баловаться!

Когда Цири почувствовала, как бусы заскользили по ее влажному лону, она уже не сдерживала стонов. Пальцы Сэры пробрались внутрь, и Цири поняла, что она намотала на них несколько оборотов бус. Необычные острые ощущения накрыли ее с головой, и когда язык Сэры всего лишь несколько раз мягко надавил на клитор, Цири провалилась в оргазм, а перед глазами поплыли яркие синие пятна.

— Будешь их носить? — спросила Сэра, устроившись рядом и поглаживая грудь Цири. — Хочу, чтобы да.

— После всего того, что ты с ними делала? — лениво спросила Цири и поцеловала Сэру в лоб.

— Их можно помыть, — хихикнула Сэра. — Так будешь? Когда этот твой эльф притащится, ты выйдешь к нему в красных бусах, которые подарила я. Представляешь? Я умру от смеха!

— Думаю, ему нет до моих украшений совершенно никакого дела, — возразила Цири.

Сэра резко села на кровати и ткнула Цири пальцами в бок.

— Зато мне есть! Мне — есть! Ты уедешь, я знаю. Далеко, в свою страну, которую ты так и не назвала, с каким-то тухлым эльфомагом, который тебя совсем-совсем забыл! Уедешь от меня! Бросишь одну!

— Сэра, — Цири привстала на локте. — Ну ты же давно об этом знала...

— Тогда мне было... не так, — Сэра неожиданно хлюпнула носом. — А теперь я только подумаю, что этот твой Хреналлах тебя заберет, так мне плохо, плохо, плохо! Я не хочу, чтобы ты уходила...

— Мне придется, Сэра, — Цири уселась рядом и прижала всхлипывающую Сэру к себе. — Иначе меня найдут и причинят боль. Ты же этого не хочешь?

— Нет, — серьезно ответила Сэра откуда-то из-за плеча. — Но если вдруг этот Херегин сюда заявится, я ему все яйца отстрелю. И его Всадникам, каждому по очереди.

Цири улыбнулась, вздохнула и обняла Сэру покрепче.

Впервые за долгое время ей действительно захотелось, чтобы Аваллак’х задержался подольше.





Название: Одна случайная встреча
Пейринг/Персонажи: Андерс/(|)ОЖП
Кроссовер: TES
Категория: гет
Жанр: повседневность
Кинки: ксенофилия, юст
Рейтинг: R
Размер: ~2100



Когда Андерс нашел ее – израненную и, похоже, умирающую – то поначалу собирался пройти мимо. У него было мало еды и еще меньше лекарств, к тому же, вполне возможно, за ним двигалась погоня. Хоук выгнал его после сражения в Казематах, заявив, что не хочет видеть больше никогда, но это не значило, что он не мог передумать. Весьма вероятно, что если Защитник Киркволла решит, будто публичная казнь виновника произошедшего поможет ему в восстановлении порядка, он с легкостью отринет многолетнюю дружбу ради этой выгоды. Но даже если и нет, имеется шанс, что оставшиеся без командования храмовники захотят с ним поквитаться.

Так что задерживаться не стоило. Совершенно не стоило.

Но огромная кошка, распластанная на камнях, была так очаровательна и беззащитна, что сердце Андерса дрогнуло, и он решил задержаться, чтобы помочь бедному животному. Он не знал, кто в этих местах мог так подранить крупного хищника, и решил, что просто два представителя одного вида не поделили территорию или самку.

Чуть дрогнувшими пальцами он прикоснулся к незалитому кровью мягкому меху на лопатке. Кошка была серебристо-серая, с темными полосками – его любимый окрас. Хотелось запустить пальцы в шерсть, насладиться шелковистостью… Но тяжело вздымающиеся бока животного, а также мысль о возможной погоне не позволили ему отвлечься. Напоследок, по привычке почесав кошку за ухом и испачкавшись в вязкой крови, он полез в походный мешок.

Еще в Киркволле, после неловкого и полного невысказанных эмоций прощания, Андерс рискнул забежать в лечебницу, где первым делом ринулся к тайнику с монетами, а затем – с бешеной скоростью прошелся по полкам, сметая все подряд в раззявленную горловину мешка. Но не успел он разорить хоть сколько-то значимую часть своих запасов, как за дверью послышалась тяжелая поступь, и Андерс решил не искушать судьбу и дальше – прыгнул к тщательно замаскированному потайному ходу и дал деру.

Когда Киркволл остался позади так далеко, что его было уже не рассмотреть за горными хребтами, окружавшими город, на Андерса вновь накатило безразличие, которое он впервые испытал после признания на площади. Эти внезапные смены апатией лихорадочной деятельности, непредсказуемые и непрогнозируемые, в прошлые времена обеспокоили бы его как лекаря, но сейчас сил и желания на то, чтобы разобраться в собственном поведении, не было совсем. Он шел, пока мог переставлять ноги, и валился спать, заползая под кусты или камни, когда не мог. На ходу заталкивал кусок-другой хлеба в рот, пил из встреченных ручьев и старательно гнал от себя всяческие мысли.

Отдельно его немного беспокоил затаившийся Справедливость. Андерс не чувствовал его в себе с момента внезапного помешательства Орсино, но в пылу битвы не сразу обратил на это внимание. Андерс не знал, просто ли так притих дух, о чем-то задумался или, может, развоплотился… Умер?..

Но даже эта обеспокоенность не задерживалась в его сознании слишком надолго.

Раненое животное, попавшееся на пути, вывело его из оцепенения, и Андерс, ковыряясь в котомке и припоминая, чем пользовался для помощи серу Ланселапу после ожесточенных боев с подвальными крысами, впервые за долгое время чувствовал волнение, не связанное с судьбами магов, с его собственной судьбой, с великими целями и всем прочим, заведшим его на эту пустынную дорогу. Только о жизни большой красивой кошки.

Он извлек несколько склянок, счастливо подвернувшихся под руку в лечебнице, установил их на камнях, тщательно проверив, не шатаются ли, не соскользнут и не разобьются ли. Затем, в некотором раздумье посмотрев на посох, отложил его в сторону и присел на корточки перед кошкой. Он повел ладонями над телом, призывая магию и направляя ее вниз, к средоточию тепла и жизни.

Он, не прикасаясь руками, проверил кости и мышцы, размял сгустки кровоподтеков, не задумываясь, по привычке залечил синяки и ссадины, и аккуратно, с величайшей осторожностью пробежался по нервным узлам, снимая спазмы и боль. Сильных повреждений не оказалось: пара трещин в ребрах, небольшое внутреннее кровотечение, уже остановившееся естественным путем, и легкое сотрясение мозга – видимо, от удара – как раз и ставшее причиной беспамятства.

Убедившись, что жизни кошки ничего не угрожает, и что лекарства можно приберечь на более серьезный случай, Андерс еще раз погладил роскошную шкуру, наслаждаясь ни с чем не сравнимыми ощущениями. Под пальцами угадывались гладкие мускулы, и он, не в силах удержаться, слегка прихватил загривок. Снова почесал за ухом, спустился к подбородку, прошелся по шее и запустил руку под лапу, желая почесать грудь. Андерс чувствовал, что кошка вот-вот очнется, и торопился нагладить животное, понимая, что пришедший в себя хищник вряд ли ему позволит.

Испытывая одновременно удовольствие и страх, Андерс чесал кошачью грудь, блаженно прикрыв глаза, словно это не он гладил, а его гладили, но когда под пальцами оказалась какая-то плотная припухлость, он мигом пришел в себя. Резко отдернув руку, присмотрелся к животному, но то не реагировало, и значит прикосновение, скорее всего, было не болезненным. Ломая голову, как это магия при осмотре не показала такую аномалию, Андерс с осторожностью приподнял и сдвинул лапу. На груди у кошки оказалось две весьма крупные симметричные шишки, и он стал их аккуратно ощупывать, пытаясь выяснить их природу.

Кошка слегка пошевелилась, словно бы укладываясь поудобнее и даже как будто выставляя грудь вперед, но в себя так и не пришла. Андерс потрогал сначала края образований, потом поднялся выше, слегка надавливая пальцами. Когда же на самой вершине обеих припухлостей под шерстью обнаружились какие-то уплотнения, он сначала принял их за гнойники. Потом, отведя большим пальцем одной руки мех, а пальцами другой продолжая мять нащупанное образование, он чуть не поперхнулся и тут же отдернул руки. Это оказались соски.

С недоумением оглядев животное и признав, что кошек с такими молочными железами ему еще встречать не приходилось, Андерс с опаской провел ладонью по поджарому животу и к еще большему недоумению удостоверился, что живот плоский и упругий. Определенно, это был новый вид кошек – то ли еще не описанный, то ли сам Андерс просто знал недостаточно, сосредоточив все свое внимание и знание на домашних особях.

Рассеянно поглаживая шерсть и окончательно перестав заботиться о грязи и крови, налипающих на пальцы, Андерс думал, что ему пора идти дальше. Что гипотетическая погоня может появиться в любой момент, и что кошка больше не нуждается в его помощи, зато, вполне возможно, нуждается в сытном обеде. И хотя за себя Андерс не боялся, все же отбиваться, рискуя вновь ее ранить, он не хотел. Только вот мысль о покрытых мехом грудях отвлекала от этих здравых размышлений.

Он еще раз осмотрел животное: длинный тяжелый хвост, мощные задние ноги и широкий – шире, чем при обычных кошачьих пропорциях – таз. Втянутый живот, развитые передние лапы и крутые и, пожалуй, тоже слегка широковатые плечи. Круглая голова с удлиненными треугольными ушами. Массивная морда с тяжелой, но красиво очерченной челюстью, подчеркнутой пушистыми бакенбардами. Очень красивая кошка…

Которая к тому же смотрела на него из-под полуприкрытых век. Поняв, что раскрыта, она одним неуловимым движением отскочила назад, напоследок пропоров когтями воздух перед самым носом Андерса. Он тоже отшатнулся, хватаясь за посох, и готовясь к нападению. Когти были острые и кривые, если позволить себя зацепить ими, вырваться уже почти не останется шансов.

Андерс запалил на ладони огонь, надеясь, что пламя отпугнет дикое животное, и драться не придется. Но кошка повела себя совершенно неожиданно: она не напала и не сбежала, не затаилась, ожидая нападения. Она поднялась на задние лапы, передними слегка прикрывая свою странную грудь, и что-то промурчала, хрипловато и глухо.

Пока Андерс в смятении осознавал, что распрямившаяся кошка имеет вполне привычных очертаний женскую фигуру, та, издав еще несколько непонятных звуков, вдруг заговорила вполне членораздельно. У нее был низкий, хриплый голос с откровенными мурчащими звуками, но язык был совершенно незнаком.

– Я не понимаю, – хотел было сказать Андерс, но от волнения его слова застряли в глотке, и вместо них он издал какое-то невразумительное мычание. Пришлось откашляться, на что кошка отреагировала заинтересованным наклоном головы и пристальным взглядом.

– Я тебя не понимаю, – предпринял Андерс вторую попытку. В ответ кошка – или все-таки женщина? – энергично кивнула, и изобразила несколько жестов, поочередно указывая на Андерса и на себя. Понятно было и без слов, и Андерс с легким сожалением стянул сначала куртку, а потом и мантию. Последнюю он отдал собеседнице, а куртку надел обратно – надвигались сумерки, и с моря поднимался ощутимо холодный ветер.

Женщина – теперь уже без сомнений – привередливо оглядела мантию, даже, кажется, понюхала, но все-таки закуталась в нее. Андерс ждал, что она станет делать дальше, а та, почесав щеку – когти она при этом слегка выпустила – огляделась вокруг, увидела стоящие на камне баночки и тут же кинулась к ним. Не успел Андерс отобрать ценные лекарства, как каждая из них оказалась откупорена и в каждую сунут широкий влажный розовый нос.

– Стой, стой! – запоздало закричал Андерс, и, видимо, его интонации были достаточно выразительны, потому что баночки были закупорены обратно, а на Андерса пристальным взглядом уставились два круглых желтых глаза с расширенным зрачком.

Она что-то промурлыкала, потом очевидно вопросительно рыкнула, потом, осознав бесполезность этих попыток, выразительно облизнулась – широкий розовый язык прошелся по морде с обычным для котов проворством – и погладила живот. Поняв, чего от него ждут, Андерс полез в мешок за припасами. Их было не так много, но на скудный ужин на двоих должно было хватить.

Вечер они потратили на поиск укрытия на ночь и не слишком удачные попытки добиться взаимопонимания. За все время Андерс только смог понять, что его необычную знакомую зовут Джи’рат, и что она не владеет магией.

Обнаруженная уже затемно небольшая пещерка была неплохим укрытием, и они заползли в нее, с облегчением укрываясь от пробирающего до костей ветра. Прижавшись друг к другу и кое-как накрывшись куцей курткой Андерса, они постарались уснуть. Через некоторое время Джи’рат глубоко и размеренно дышала, а Андерс с трудом удерживал себя от того, чтобы вертеться с боку на бок. Мысли о спутнице не давали уснуть.

Загадка ее происхождения интриговала его, но еще больше воображение бередила пьянящая смесь человека и кошки, которую она собой представляла. Пока она была голой – несмотря на покрывающий ее мех, она и в самом деле была голой – он разглядел и крутые бедра, и плоский живот, и высокую грудь. Не каждая человеческая женщина могла похвастаться такой аппетитной фигурой. И при этом Джи’рат обладала вполне звериного строения лапами, мех, который она наскоро почистила, сшелушивая с себя засохшие грязь и кровь, был по настоящему густым, а язык…

Андерс задумался, был ли ее язык таким же шершавым, как у обычных кошек. Он попытался представить, что почувствовал бы, если бы его лизнули этим языком. По губам, по груди и животу, по соскам, по…

Нахлынувшее возбуждение не стало сюрпризом. Первые его признаки Андерс заметил, но предпочел проигнорировать еще когда только понял, что перед ним не дикое животное, а вполне разумное существо, причем женского пола. Он не знал и не брался гадать, сказывается ли это многолетнее воздержание или так своеобразно находит выражение его трепетная любовь к кошачьим, но волнующие образы не желали покидать разум, как он ни старался отвлечься. Ни страдания всех магов Тедаса, ни разочарование, которое он принес друзьям, ни затихший Справедливость не отгоняли захвативших его видений.

Андерс пытался представить себе, каково это, когда гладкая, мягкая шерсть трется об обнаженную кожу, как выпущенные в порыве страсти когти не вспарывают кожу, а лишь дразняще царапают. Как мягкие подушечки пальцев, опушенные тонкими кисточками, прослеживают изгибы и складки. Как в тело отдает мурлыкающая вибрация, порождая ответную дрожь…

В штанах стало ощутимо тесно, а лежать в такой близости от объекта вожделения и не сметь ничего предпринять, становилось все сложнее. Андерс с трудом сглотнул и все-таки перевернулся на спину. Стало полегче.

За своими переживаниями он не сразу заметил, что не слышит сонного дыхания Джи’рат, но когда осознал это, замер, как застигнутый за неприличным мальчишка. Видимо, несмотря на незнание языка, Джи’рат хорошо знала мужчин и все прекрасно поняла. Когда на пах опустилась мягкая лапа – рука, Андерс напрягся. Он не знал, чего ждать, но рука не шевелилась, тогда он, преодолевая внутреннее смущение, накрыл ее своей ладонью, слегка надавив – и сам же не смог удержать тихий стон. Разыгравшееся воображение, ощущения явственно горячей даже через ткань штанов руки на члене и мягкого меха под пальцами затопили сознание.

Но внезапно рука выскользнула из его ладони, а Джи’рат заговорила. Она сказала много слов, ни одного из которых он не знал, но сожалеющие интонации не требовали перевода. Джи’рат извинялась и объясняла, но и дурак бы понял, что ему только что сообщили, что он не во вкусе дамы.

Горькая слюна разочарования заполнила рот, и Андерс, ничего не ответив, снова повернулся к ней спиной.

Этой ночью он так и не уснул, вглядываясь в темноту перед собой сухими глазами и ни о чем не думая. Наутро Джи’рат махнула рукой в северном направлении и что-то сказала, так явственно кутаясь в мантию, что становилось понятно: даже если их пути расходятся, одежду она не вернет. Мягкие подушечки ног аккуратно переступали на острых камешках тропы.

Андерс собирался на запад и о возврате мантии не мечтал. Если бы ночью все сложилось по-иному, кто знает, куда бы он пошел теперь. Но произошедшее напомнило ему – не хуже нотаций Справедливости – что думать только о себе – неправильно. Что у него еще остались обязательства перед другими людьми. И что рано расслабляться.

Почти без сожалений попрощавшись с Джи’рат, Андерс пошел по каменистой тропе, стараясь не думать о том, что, возможно, именно сейчас упускает что-то важное в своей жизни. Жизни и судьбы других были важнее.




@темы: персонаж: Селина, персонаж: ОЖП, персонаж: Гаспар де Шалон, персонаж: Андерс, отношения: фемслеш, отношения: гет, не-только-бабье лето, кинк: юст, кинк: секс с использованием посторонних предметов, кинк: публичный_секс, кинк: повседневность, кинк: ксенофилия, crossitoverteam, Dragon Age: другое, Dragon Age Origins + Awakening, персонаж: Сэра, AU

Комментарии
2016-10-24 в 23:25 

Одна случайная встреча
Спасибо за отличный фик!

URL
2016-10-25 в 00:38 

Кротик мой любимый
Погнали, нефалемы!
Название: Одна случайная встреча
Авторы, вы изверги! Гдееееееее? Бедный, бедный Андерс! А бесчеловечные - завели и бросили. Фу такими быть. Где прооооооооон?

2016-10-25 в 02:42 

Авторы, вы изверги! Гдееееееее?
Зато Андерс ОСОЗНАЛ и заново обрел цель в жизни:-D

URL
2016-10-25 в 05:58 

C+C=L
Не знакома со вторым каноном, но фик и "какоридж" очень порадовал)
Одна случайная встреча - просто прелесть! :heart:
Спасибо!

URL
2016-10-25 в 07:59 

crossitoverteam
Безобоснуйно, но факт
Спасибо, дорогие читатели, анонимные и не очень! :bravo:

   

Вестник "Распутная Вдова"

главная